Tags: одиночество

Три креста

СТРАТЕГИЯ ТВОРЕНИЯ

Шахматы - завораживающая игра, поистине изобретательная игра для изобретательных умов. Но самый знаменитый шахматный поединок развернулся не между двумя умами, а между одним умом (это был Гарри Каспаров - пожалуй, лучший шахматист всех времен и народов) и одним искусственным интеллектом, компьютером «Дип блю». Эта сенсационная игра, широко освещаемая в прессе, вызвала и восторг, и критику. Не слишком ли это было смело - противопоставить компьютерный интеллект человеческому? А если бы компьютер выиграл, означало бы это, что человечество в определенном смысле ущербно? Была ли это борьба за превосходство человека над машиной?
Статьи в прессе накануне матча пестрели фразами, призванными описать эмоции каждого из игроков. Но позвольте! Ведь один из них - компьютер! У компьютера нет эмоций. Он не способен чувствовать, заботиться, волноваться, нервничать, тревожиться о будущем. Все это требует чего-то большего, чем микросхемы. Один преподаватель информатики из Йельского университета, не выдержав, написал в статье, опубликованной затем в журнале «Тайм»:
«Если вдуматься как следует, идея, что у «Дип блю» есть мозг, совершенно абсурдна. Как может иметь мозг предмет, который ничего не хочет, ничего не боится, ничему не радуется, ни в чем не нуждается и ни о чем не беспокоится? Он может выиграть в шахматы - но не потому, что хочет этого. Он не радуется, когда побеждает, и не огорчается, когда проигрывает. Ну, допустим, он победит Каспарова - и что? Пригласит в ресторан свою подружку «Дип пинк»? Его не интересуют шахматы, как, впрочем, и ничто другое».
Collapse )
свеча

КАК РОЖДЕСТВО ПОБЕЖДАЕТ ОДИНОЧЕСТВО

Волхвы пришли.
Младенец крепко спал.
Звезда светила ярко с небосвода...




У  поэта Иосифа Бродского была замечательная традиция – несколько лет подряд в канун Рождества Христова он сочинял «стишки» (как он сам их называл), посвященные этому событию. Сам Бродский называл себя неверующим и говорил, что если бы он мог выбирать религию,  то скорее стал бы кальвинистом – человеком, который отвечает за свои  поступки лишь перед Богом.

Однако, получилось так, что именно лауреату  Нобелевской премии по литературе удалось очень точно выразить в стихах то ощущение, которое делает Рождество любимым праздником для многих христиан. Разумеется, дело не в долгих каникулах и подарках (хотя и это очень приятно), а в том, что это, наверное, единственное  евангельское событие, в котором Бог предстает столь беззащитным.

Вся земная жизнь у Богочеловека еще впереди,  пока он просто  Младенец, родившийся в  неудачное время. За почти две тысячи лет,  мы, христиане, привыкли праздновать Рождество, и поэтому, возможно, недостаточно задумываемся о том, что же произошло в этот день.

Collapse )
a-lex_7

БОЯЗНЬ ОДИНОЧЕСТВА

Если вы боитесь одиночества, не женитесь.
А. П. Чехов



Понятие одиночества имеет в философской и психологической литературе неоднозначное толкование, поэтому вначале попробуем разобраться, что такое одиночество, чтобы выяснить, почему его боятся люди. Некоторые авторы отождествляют это понятие с изоляцией и уединением. О. И. Кузнецов и В. И. Лебедев обозначают им сенсорную депривацию. Однако и первое, и второе понимание не отражает суть одиночества. Изоляция – отсутствие связей с внешней средой; это ситуация, а не психическое состояние. Уединение – добровольный уход от контактов с окружающими. Оно оставляет человеку возможность выхода из этой ситуации и является нормальным условием развития и существования личности. Уединение не обязательно связано с одиночеством; люди могут быть счастливы в затворничестве. Кроме того, мы все хотим в определенные моменты жизни уединения и, когда это удается, испытываем удовлетворение.

Collapse )
Три креста

ПУТЬ ОДИНОЧЕСТВА

По человеческому рассуждению - хорошо идти с толпой. Но Божий путь - идти в одиночку. Если человек следует в толпе, плывет по течению, о нем могут сказать: "Это обычный человек! он похож на остальных!"

Но следовать какому-то принципу, сопротивляться течению - значит иметь в своей жизни нечто от Бога.



Что может быть более естественным, чем пойти на компромисс со своей совестью, чтобы понравиться миру и приспособиться к религиозной моде? Можно всего достичь!

Положи то и другое на алтарь долга и истины, - говорит голос Божий.

"Ни кого не было со мной, но все меня оставили" (2 Тим. 4,16), - пишет апостол Павел, когда, истерзанный борьбой всей своей жизни, он собирался предстать перед Нероном. Что произошло? Почти ничего; он всего лишь рисковал головой за исповедание своей веры, противоречившей учению римлян.

Истина стала неприемлемой с тех пор, как человек сменил свои сияющие одежды на одеяние из поблекших листьев!

Collapse )
Три креста

КОРЕНЬ ОТЧАЯНИЯ

Наверное, каждый интересующийся философией человек так или иначе сталкивался с именем английского ученого-химика и философа Майкла Поланьи. Этот человек, обладавший незаурядным умом и завидным трудолюбием, особенно много сделал для развития эпистемологии, т. е. теории познания. В труде, озаглавленном "Смысл", Поланьи доказывает, что наука обязана изучать общественные ценности, а не формировать их. Когда же наука ложно понимает свою общественную роль, возникает реальная угроза уничтожения жизни. Осмысление цели существования — прерогатива религии и различных видов искусства, но никак не науки. Наука может только давать материал для подобного осмысления. Не менее интересно и положение Поланьи о роли воображения, как "соединительной ткани" сознания, благодаря которой картина мира обретает целостность и завершенность.
Поланьи считает, что реальность не ограничена стенами лаборатории:
"Гипотеза о том, что мир представляет собой простую совокупность атомов, бесцельно взаимодействующих друг с другом, — гипотеза, превалирующая в человеческом сознании с момента зарождения современной науки, — как бы заранее исключает возможность объективности какой бы то ни было теологической точки зрения. Именно эта гипотеза, более чем любая другая послужила причиной того, что наука и религия (за исключением наиболее одиозных форм последней) стали восприниматься как формы мировосприятия, в корне противоположные друг другу".
Поланьи утверждает, что сведением всего многообразия жизни к взаимодействию атомов наука превратила поиск смысла жизни в безнадежное занятие. Однако не ей надлежит разрешать глубинные вопросы бытия. Важность этого замечания невозможно переоценить, когда очерствевшее, насквозь материалистическое общество видит в науке своего рода новое божество, а в ее представителях — оракулов, наделенных высшим знанием. Люди ждут от науки не только избавления от всех бед, но и ответов на главные вопросы бытия. Наука берет на себя эту чуждую ей роль, но невольно пасует перед грандиозностью задачи. Философский потенциал у науки хотя и существует, но слишком мал для того, чтобы справиться со всеми бесчисленным "за что?" и "почему?" человеческой жизни.
Благодаря науке человечество, без сомнения, сделало небывалый рывок в познании устройства материальной вселенной, но спасает ли это знание от внутренней опустошенности и одиночества? За возможным ответом предлагаю обратиться к творчеству двух известных английских писателей. Первая цитата почерпнута у Д. Лоренса:
Collapse )
a-lex_7

ПРИЗНАНИЕ

Зима шуршит снежком по золотым аллейкам,
надежно хороня земную черноту,
и по тому снежку идет Шолом-Алейхем
с усмешечкой, в очках, с оскоминкой во рту.

В провидческой тоске, сорочьих сборищ мимо,
в последний раз идет по родине своей,-
а мне на той земле до мук необъяснимо,
откуда я пришел, зачем живу на ней.

Смущаясь и таясь, как будто я обманщик,
у холода и тьмы о солнышке молю,
и все мне снится сон, что я еврейский мальчик,
и в этом русском сне я прожил жизнь мою.

Мосты мои висят, беспомощны и шатки –
уйти бы от греха, забыться бы на миг!..
Отрушиваю снег с невыносимой шапки
и попадаю в круг друзей глухонемых.

В душе моей поют сиротские соборы,
и белый снег метет меж сосен и берез,
но те, кого люблю, на приговоры скоры
и грозный суд вершат не в шутку, а в серьез.

О, нам хотя б на грош смиренья и печали,
Безгневной тишины, безревностной любви!
Мы смыслом изошли, мы духом обнищали,
и жизнь у нас на лжи, а храмы – на крови.

Collapse )
Три креста

КАК БОРОТЬСЯ с ОДИНОЧЕСТВОМ

Об одиночестве я узнал, когда зимой 1943 года немцы посадили меня в одиночную, абсолютно темную и холодную камеру, подозревая меня в связях с советскими партизанами. Всеми заброшенный и никому не нужный, я отсидел в камере 10 дней и 10 ночей. Они мне показались десятью годами.
Многие люди знают, что такое одиночество по личному опыту, но полное, абсолютное одиночество испытал только Господь Иисус Христос, будучи распятым на кресте. Тягостное чувство одиночества, душевные и физические боли заставили Его громко воззвать: «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» На кресте, когда грехи всего мира угнетали Его колоссальной тяжестью, Христос был одинок в полном смысле этого слова. Отец Небесный в ту минуту отвернул от Него Свое лицо.
Разобщение с людьми, тюремное одиночество — очень тягостное состояние, но душевное одиночество гораздо тягостнее. Можно жить на свободе, быть всем обеспеченным и испытывать чувство оставленности, одиночества. Некто сказал такие слова: «Город — это место, где люди толпятся вместе, а живут врозь, одиноко». Город не соединяет, а разъединяет сердца.
Самое тяжелое наказание — одиночка в тюрьме. Известно немало случаев, когда люди, отсидевшие продолжительные сроки в одиночных камерах, становились ненормальными. Какова природа всех обществ, клубов, корпораций, содружеств, ячеек? В их основе — неудержимое тяготение души человека к общению друг с другом. Народная пословица говорит: «Одна головня и в печи не горит, а две — и в поле не гаснут».
Однако, общение с людьми не всегда оказывает на нас положительное действие. Почему? Потому что общение бывает разное. «Плохие сообщества развращают добрые нравы» — говорит Библия. От плохого сообщества не жди хорошего воздействия.
Человек создан Богом для общения друг с другом на честных основаниях, а это возможно только тогда, когда человек и его собрат имеют общение с Богом.
Collapse )