Tags: культура

a-lex_7

ПОЗВОНОЧНЫЕ против ЧЛЕНИСТОНОГИХ или КОНФЛИКТ ИДЕОЛОГИЙ

Современное западное общество решительно расслоилось. В частности, по своему отношению к множеству правовых нововведений. Вот одно из самых свежих: 26 февраля 2021 Палата представителей Конгресса США проголосовала за законопроект о равенстве - Equality Act. Этот закон добавил к числу защищаемых категорий "сексуальную ориентацию" и "трансгендерный статус".

Отныне "местами общественного пользования" объявляются женские приюты, салоны красоты, а также женские туалеты, раздевалки и душевые школ и колледжей. Волею американских законодателей все эти заведения распахивают теперь свои двери перед биологическими мужчинами, считающими себя женщинами. Тем из них, кому почему-то неловко мочиться среди себе подобных, отныне разрешается делать это в обществе женщин, не считаясь с их капризами.



У одних эта новость вызывает тяжелое чувство, у других - чувство глубокого удовлетворения. Хотя в действительности, я не в состоянии постичь внутренний мир этих людей и не представляю, что испытывают в сердце своем сторонники последней правовой моды.

Наши пути разошлись, как разошлись эволюционные пути позвоночных и членистоногих. Существам, крепящимся на внутреннем скелете, и существам, внутри скелета скрывающимся, не дано внутренне друг друга понять, проникнуть в потусторонний для них мир чувств.

Остается лишь констатировать, что процесс расслоения западных народов на два враждебных стана вошел в терминальную стадию. Точка невозврата пройдена, восстановление прежней ситуации невозможно. Противники видят свою сторону как сторону жизни, а противоположную - как сторону смерти.

Что же их так радикально развело?

Раскол этот, очевидно, восходит к прежнему доброкачественному разделению общества на либералов и консерваторов, и несет на себе некоторую печать прежнего противостояния. Поэтому начнем с рассмотрения исходного положения.

Collapse )
Три креста

БИБЛЕЙСКАЯ КРИТИКА РЕЛИГИИ

Экстремизм и фанатизм, ведущие к несправедливости и угнетению, – постоянная угроза в любой группе верующих. Для христиан противоядием от нее становится не смягчение и умеренность веры, а скорее, более всеобъемлющая и истинная вера в Христа. Библейские пророки прекрасно понимали это. Ученый Мерольд Вестфаль показывает, что анализ религии как орудия угнетения, проведенный Марксом, был предвосхищен еврейскими пророками Исайей, Иеремией, Амосом и даже текстами новозаветных Евангелий. По мнению Вестфаля, Маркс неоригинален в своей критике религии – в этом вопросе его опередила Библия!

Иисус высказывает резкую критику в адрес религии. В Нагорной проповеди (главы 5, 6 и 7 Евангелия от Матфея) он критикует не безбожников, а, религиозных людей. Люди, которых он порицает, молятся, подают бедным, стремятся жить по предписаниям Библии, но делают все это для того, чтобы снискать признание и власть. Они убеждены, что получат рычаги влияния на других людей и даже на Бога за свое духовное рвение («Они думают, что в многословии своем будут услышаны» – Мф 6:7). По этим причинам они становятся категоричными и нетерпимыми, скорыми на осуждение и не желающими выслушивать упреки. Это фанатики.

В своих учениях Иисус неоднократно говорит почтенным и праведным: «Мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф 21:31). Яростными речами Он не раз бичует их формализм, самодовольство, предубежденность, любовь к богатству и власти («Вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства… нерадите о суде и любви Божией… налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них… поедают домы вдов и лицемерно долго молятся» – Лк 11:39–46; 20:47). Незачем удивляться тому, что верующий в Библию религиозный истеблишмент предал Иисуса смерти. Как писал Карл Барт, Христа распяла церковь, а не мир.

Collapse )
a-lex_7

КУЛЬТУРНО-СИМВОЛИЧЕСКИЙ СТАТУС ЖЕНЩИНЫ

С тех пор, как человеческие общества и культуры стали взаимодействовать и сравнивать себя друг с другом, положение женщин и детей, а также ритуалы, связанные с сексом, женитьбой и смертью, занимают особое место в том, как культуры воспринимают друг друга. Обсуждение Платоном положения женщин и детей в «Государстве» - это один такой памятный эпизод, относящийся к самым началам западной философской традиции. Сократ в пятой книге «Государства», проявляя свойственную ему робкую уклончивость, выдвигает идею о том, что у классов - хранителей государственных устоев жены и дети будут общими и им будет предложено вступать в интимную близость, подчиняясь принципам отбора в согласии с учением о евгенике. Сократ понимал, сколь глубоко он задевает своими предложениями преобладающие среди его сограждан взгляды греческого домостроя - oikos. Чтобы компенсировать утрату особых чувств привязанности и верности между родителями и детьми, к которой могло бы привести осуществление его предложений, он воспользовался тогда мифом, будто земля есть мать всего.
Возвращаясь к этому эпизоду, Аристотель в «Политике» озвучил некоторые из распространенных чувств афинских граждан по отношению к радикальному социальному экспериментированию, предложенному Платоном и Сократом. Аристотель считал ошибочной идею Платона о характере единства, соответствующего каждой сфере человеческой жизни. С точки зрения Аристотеля, Платон имел в виду создание в рамках полиса единства, подобного семье, но разрушающего при этом семейное единство ради безличностной солидарности тех, кто «рожден от земли» в конце особого цикла спаривания.
Предметом гордости Аристотеля был тот факт, что греки не относились к своим женам-гражданкам как к рабыням, а четко отличали их статус от положения рабынь и наложниц, которые обычно не были гречанками и афинянками. Ограниченную свободу афинских жен-гражданок Аристотель ставил гораздо выше, чем состояние женского рабства, как он предполагал, преобладавшее среди персиянок.
Философский обмен мнениями между Сократом, Платоном и Аристотелем - один из самых ранних примеров комплексного мультикультурного диалога, касающегося положения женщин и детей. Не только такие межкультурные сравнения, но и «женский трафик» - то есть обмен женщинами, производившийся мужскими представителями человеческого рода с помощью бартера, женитьбы, войн и завоеваний, - повсеместно были устойчивыми чертами большинства известных нам человеческих обществ. Поэтому нас не должно удивлять, что и в наше время статус частной сферы, в широком понимании охватывающей женщин и детей, а также регулирование сексуальных отношений, рождений и смертей вызывает некоторые из наиболее ожесточенных и глубоких культурных противостояний. Когда отдельные культурные группы вступают во взаимодействие, глубина межкультурных различий особенно отчетливо ощущается в пространстве вдоль границы, отделяющей общественную сферу от частной.
Collapse )
a-lex_7

СТРАТЕГИЯ КУЛЬТУРНОЙ ЗАЩИТЫ

В июне 1996 года Дориан Ламбле Коулман из Школы права при Университете Говарда опубликовала статью в журнале Columbia Law Review под названием «Индивидуализация справедливости с помощью мультикультурализма: дилемма либералов». Она обратила внимание на серию судебных дел с участием иммигрантов в качестве обвиняемых, в которых «защита представила, а обвинитель или суд учли свидетельство культурного характера в качестве оправдания поведения иммигрантов-обвиняемых, которое в ином случае классифицировалось бы как преступное». В этих случаях возобладало предположение, что о моральной виновности иммигрантов-обвиняемых следует судить на основании их собственных культурных стандартов. Хотя в законах ни одного из государств показания, касающиеся культуры, не считаются основой для оправдания, Коулман отметила, что некоторые комментаторы и судьи назвали это стратегией «культурной защиты».
В каких именно делах «культурная защита» использовалась в качестве одной из стратегий? В Калифорнии некая американская мать, японка по происхождению, топит двух своих малолетних детей, а потом пытается покончить с собой; спасателям удается спасти ее прежде, чем она утонула. Позже она поясняет, что в Японии ее действия были бы поняты как освященный временем обычай самоубийства родителя и ребенка (oya-ko-skinzu), в данном случае спровоцированный неверностью ее супруга. Она проводит в тюрьме только год, в течение которого находилась под судом, - другими словами, ее оправдали.
В Нью-Йорке американка китайского происхождения насмерть забита собственным мужем. По его словам, такие действия согласуются с китайским обычаем смывать позор, подобный тому, что навлекла на него его неверная жена. По обвинениям в убийстве он признан невиновным.
В Калифорнии молодая американка лаосского происхождения похищена с места своей работы в Университете штата Калифорния в городе Фресно и принуждена к вступлению в половой акт. Насильник, иммигрант-хмонг (из числа тех людей, живущих на лодках, кто бежал из Камбоджи и Лаоса на завершающих стадиях вьетнамской войны), объясняет, что у людей его племени такое поведение считается обычным способом выбора невесты. Его приговаривают к 120 дням тюремного заключения, а его невеста получает 900 долларов в возмещение нанесенного ей ущерба.
Collapse )
a-lex_7

ПРАВИЛО ОДНОЙ КАПЛИ И ДРУГИЕ ОСОБЕННОСТИ КЛАССИФИКАЦИИ АМЕРИКАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

В работе «Постэтническая Америка» Дэвид Холлинджер рассматривает пять мультиэтнических групп, официально признававшихся в американских переписях населения вплоть до 2000 года. Изначально к этим группам принадлежали: (1) афоамериканцы, (2) американцы азиатского происхождения и выходцы с островов Тихого океана, (3) коренные американцы, (4) эскимосы и жители Аляски, (5) все прочие. Что лежало в основе разделение населения на такие группы? Исторически, при переписи населения в США особый интерес представлял вопрос о соотношении негров и белых, причем до такой степени, что, подчиняясь правилу «одной капли крови», людей афроамериканского происхождения тщательно разделяли на квартеронов, мулатов и так далее. Остальное население, в целом именуемое «белые», подразделялось- на шотландцев, немцев, ирландцев, итальянцев, англичан, евреев, поляков и так далее. Ясно, что в США всегда тщательно следили за соотношением негров и белых. Правило «одной капли крови» диктовало, что, если у человека лишь один предок-негр в восьмом колене, будет правильно классифицировать его как «небелого». Это отражало глубоко укоренившееся наследие расизма. Сведение идентичности людей к их генетике и генеалогии категорически противоречит сформулированному Локком видению индивида, который сам себя определяет и, предположительно, сам собой владеет. Между тем именно такое видение лежит в основе того, как воспринимают себя многие американцы.
Collapse )
a-lex_7

ВОСТОЧНЫЙ ВАРИАНТ СОЦИАЛИЗМА

Сидевший во главе республики первый секретарь считался настоящим восточным эмиром или падишахом. Соответственно и власть и богатство у него были эмирские. И милости, которыми он одаривал своих подчиненных, тоже были шахскими. Одному мог дать дом, другому квартиру, третьему целую область. Коммунистическая фразеология была всего лишь прикрытием для этих людей. В каждой области соответственно сидел свой сатрап, боявшийся лишь эмира. В свою очередь в каждом районе сидел свой бек — первый секретарь райкома партии, который и имел соответствующую власть бека или хана. Не больше и не меньше. При непременном условии соблюдения правил игры.
Каждый дехканин знал, что в районе есть только один хан — и это первый секретарь райкома партии. Жизнь всех остальных людей зависит от его взгляда или настроения. В области соответственно все знали, что самый главный — первый секретарь области, способный казнить и миловать по своему усмотрению. И наконец, в республике все знали, что падишахом является первый секретарь ЦК Компартии. Правда, у каждого падишаха, как и полагается в доброй восточной сказке, был свой злой визирь — второй секретарь ЦК, присланный из Москвы и наблюдавший за местными «аборигенами». Но визиря быстро покупали дорогими подарками и обильными угощениями. И власть падишаха оставалась неизменно величественной и грозной.
Был еще великий султан, который сидел в Москве. И все знали, что султан еще более грозный и сильный, чем сам падишах. Но до этого султана было далеко и он почти никогда не вмешивался в дела местных правителей, требуя лишь лести в свой адрес, полного подчинения своих вассалов и денег на содержание своей армии. Все это исправно посылалось в Москву, и в сердцах людей была благодарность и умиление за заботу султана об их процветании. Султан понимал, что нельзя ломать существующую систему, и милостиво позволял падишаху и его ханам править по своим законам.
Наивные люди, которые иногда попадались в среде интеллигенции, считали, что строят в республиках Средней Азии социализм. На самом деле, шагнув из феодализма в социализм, там строили свой, уникальный феодальный социализм со всеми атрибутами восточного правления. С учетом менталитета народа и его стоического отношения к богатым и грозным правителям.
Collapse )
a-lex_7

ИЛЬИН о ТОЛПЕ

Толпа состоит из людей, лишенных настоящей духовной культуры, не умеющих жить и воспринимать из главного, лишенных духовной интенции на главное и священное, и не способных относиться к священному – по главному. Это люди, не ведущие личной духовной жизни и потому в высшей степени подлежащие законам массового аффекта, массовой эмоции и массового действия: они легко "заражаются" психозом, не относятся критически к процессу суггестии и к его содержаниям, легко теряют контроль над собой и столь же легко совлекаются на самый низкий уровень. Объединяясь на низком уровне восприятия и переживания, заражая, увлекая и разжигая друг друга, люди толпы не подозревают о своей духовной несостоятельности, и, напротив, выступают с апломбом, непосредственно уверенные в своей мнимой "правоте".
Collapse )
a-lex_7

ГЛАВНОЕ – НЕ ПОТЕРЯТЬ ЛИЦО

Понятие «лица» (мянцзы 面子) играет важнейшую роль в китайском социальном этикете. Без понимания того, что означает «лицо», невозможно и понять подавляющее большинство китайских деловых ритуалов, да и вообще всей китайской этики. «Лицо» - это оценка обществом того, насколько человек соответствует социальным нормам. Это его социальный статус, его способность соответствовать не столько нормам внутреннего контроля, сколько внешним нормам общества. Сами по себе эти социальные нормы опираются на глубочайшие традиции, формировавшиеся на протяжении всей китайской истории, и входят в сознания китайца в процессе его социализации, буквально с молоком матери. Очень многое, если не все, в поведении китайца объясняется стремлением «сохранить лицо». На протяжении столетий сознание рядового китайца формировалось как часть группового сознания, а поэтому соответствие нормам оказывалось значительно важнее индивидуальной свободы. И в этом смысле «лицо» есть ни в коем случае не самооценка человека, а его оценка группой. Стоит «потерять лицо» - и ты уже оказался вне группы, и как следствие потерял статус, связи, поддержку, в общем – нормальную жизнь.
Collapse )
a-lex_7

ВЕРА в ЭПОХУ ПОСТМОДЕРНИЗМА

Исследователи часто называют современную культуру «постмодернистской». Но, сказать по правде, от длинных и заумных слов типа «постмодернизм» у меня начинает кружиться голова. Тем более что специалисты по сей день расходятся во мнениях о том, что же это слово означает.
Некоторые считают, что постмодернизм – это в первую очередь эпоха, период времени. Так, например, теолог Томас Оден утверждает, что «эпоха модернизма» началась в 1789 году с Французской революции, когда восставшие французские патриоты штурмовали стены Бастилии, а закончилась в 1989 году, когда пала Берлинская стена. С тех самых пор, по его мнению, мы живем в эру постмодернизма.
Другие полагают, что постмодернизм – это скорее система убеждений. В эпоху модернизма большинство было уверено в том, что рациональное знание надежно, объективно, благотворно и достижимо. Модернисты верили, что наука и образование приведут к новому, более совершенному обществу и разрешат большую часть проблем человечества. Постмодернисты, напротив, разочаровались в образовании и науке. Они признают, что человеческий разум имеет предел, дальше которого мы пойти не сможем. Постмодернисты полагают, что истина не всегда является рациональной и объективной; их зачастую интересуют не столько логические аргументы, сколько эмоции и интуиция. Они выросли в обществе, которое на протяжении двух-трех десятков лет внушало им, что абсолютной истины не существует. Как выразился профессор Алан Блум из Чикагского университета, «есть только одна вещь, в которой преподаватель может быть уверен абсолютно: почти каждый студент, попадающий в университет, считает – или говорит, что считает, – что истина относительна».
Но есть также мнение, что постмодернизм – это определенное настроение, состояние духа. Прочтите следующие характеристики. Присущи ли они кому-нибудь из ваших знакомых?
Collapse )

Источник: Фауст Дэвид. Поделиться истиной с ближним. – Симферополь: Христианский научно-апологетический центр, 2007. – 256 с.
a-lex_7

ФРИЗЫ

Фризы, оказавшись с конца VIII в. в составе Франкской империи, были вынуждены принимать христианство. У них существовал культ плодородия. Особенно почиталась богиня плодородия Фрейя. Один из дней недели, пятница, был назван в ее честь: Friday — у англичан, Freitag — у немцев, Vrijdag — у нидерландцев, Fredag — у шведов. Культовые сооружения возводились вблизи воды. Поклонение источникам воды, ключам, родникам — всему, что было связано с водной стихией, — древняя традиция фризов, которую не смогло до наших дней искоренить христианство за 12 веков, прошедших с момента христианизации фризов.
В Средние века достигла расцвета древняя фризская торговля, существовавшая и в античное время. Фризы бойко торговали в Англии, Скандинавии, а также вдоль Рейна. В Лондоне и Йорке у них были свои кварталы; они основали колонию в Бирке (Швеция). В Майнце фризский квартал в IX в. слыл лучшей частью города, а в Кельне колония фризских купцов пользовалась доброй репутацией. Кроме традиционного ареала Рейн — Северное море, фризские купцы освоили Балтику до острова Готланд, а несколько позже, в 1224 г., один из купцов Гронингена добрался со своими товарами до Смоленска. У них были самые надежные корабли — когги. Именно фризам поручили оснащение кораблей крестоносцев для Первого крестового похода (1096—1099)...
Понятие «фризская торговля» относится ко всем формам международного обмена товарами, осуществлявшегося водными путями. В нее жители Нижних стран были вовлечены с самого начала Средних веков. Фризское общество, как никакое другое, было сосредоточено на торговле, причем торговля и вода были неразрывно связаны. Фрисландию надо рассматривать не как территорию, а как совокупность водных путей сообщения. Устья рек и места раздвоения русел были излюбленными для поселений. Фризы контролировали большую часть водных путей между внутренними, незаболоченными районами и морским побережьем от Шельды до Везера. Их поселения были типично торговыми; они, например, все были у воды и не были отделены от транспортного водного пути сушей. Это была торговая империя, в которой действовали не централизованные власти, а законы самоорганизации.
Фризская торговля в раннем Средневековье имела целый ряд особенностей. Она была тесно связана с крестьянским хозяйством. Каждый фриз занимался и крестьянским хозяйством, и торговлей. Таким образом, у фризов экономическая дифференциация и специализация отличались в VII—VIII вв. от других народов в Западной Европе.
Фризы были уникальными купцами не только потому, они монополизировали транспорт на Рейне и в Северном море, не только благодаря своему мастерству кораблевождения, а потому что были очень нетипичны для раннего Средневековья. Средневековые источники высоко оценивали надежность фризских купцов как торговых партнеров на европейском рынке. Это свидетельство многого стоит. Прекрасными мореходами были и викинги, но они не слыли купцами (хотя и торговали), потому что в одном месте грабили и убивали, а в другом — продавали награбленное. Пиратство на море и грабеж на дорогах были заурядными делами в те времена, поэтому купцы всегда были вооружены, они были одновременно и стойкими, и умелыми бойцами, способными постоять за себя. Недаром войска франков не могли справиться с ополчением фризов более века. В раннем Средневековье вооруженный и сильный купец редко воздерживался от соблазна ограбить более слабого, попавшегося ему на дороге. Судя по свидетельствам современников, фризы были первыми в Европе, кто отказался от этой варварской практики. И это тоже привело к колоссальному рывку вверх фризского народа, сделавшему такой, как сейчас казалось бы, простой и естественный шаг. Это был прорыв в североморской культуре.
 В VIII—IX вв. купцы уже были связаны не с землей, а с городом или торговым поселением, т. е. появились профессиональные торговцы. Они добирались до ближайшего торгового места для обмена товарами. Торговые места принадлежали владельцам земли, в том числе королям, но владельцы торговых мест не были владельцами судов, и торговцы были от них независимы. Графы, епископы и франкские короли следовали за событиями и собирали налоги, но не управляли процессом. Фризы всегда были хозяевами положения на рынке.
Вначале фризские купцы пользовались в торговых местах специально узаконенной протекцией как фризы, а затем как профессиональная группа, организовавшая свое сообщество. На следующем этапе развития купцы образовали торговые поселения, включая колонии по всему периметру Северного моря. Считается, что такими торговцами были младшие сыновья: старшему доставалась земля, а младшие кормили свои семьи торговлей…
На защиту земли от врагов или водной стихии призывались все с 12-летнего возраста. (Если точнее придерживаться фризского языка тех времен, то не 12-летнего, а 12-зимнего возраста.)…
Основой фризского общества, средоточием его вольнолюбивых устремлений была сельская община с ее самоуправлением, в течение столетий сопротивлявшаяся натиску светских и церковных феодалов. Вся нидерландская Фрисландия делилась на независимые общины во главе с выборными — гритманами. Известно, что одна из функций сельских и городских общин Фрисландии заключалась в организации коллективных усилий, направленных на обуздание Северного моря и многочисленных рек и речушек, протекавших по фризским землям. Этим же во многом занимались создававшиеся в сельской местности крестьянские товарищества. Существует средневековый нидерландский свод законов и правил общественного поведения, названный «Rüstringer Rechtsregels», подобный британскому «Magna Carta». В нем есть и такая запись: «Мы, фризы, создадим и будем сохранять сооружения для защиты от моря, золотой пояс которых опояшет всю Фрисландию, в котором каждый участок дамбы будет таким же, как и следующий, и против которого соленое море будет биться день и ночь».
Общины формировали те обычаи, которые позже стали обычным правом. Суровые условия жизни требовали солидарности членов общин, нарушавшие это требование отсеивались из общества. Такая бескомпромиссная селекция вырабатывала у членов общин сознание своей принадлежности к этой группе людей, т. е. способствовало появлению общинного, коллективного сознания, того что в Нидерландах называют «сознанием солидарности» или «сознанием коллективизма», которое также проявлялось в борьбе с морем и в какой-то степени питалось этой борьбой. Интересно, что на протяжении столетий в Нидерландах сохранялась эта традиция своего рода общинной (коллективной) безопасности.
Даже в настоящее время, несмотря на существование в Нидерландах специального ведомства, осуществляющего возведение дамб, плотин и т. п., главными исполнителями проектов являются провинциальные организации, опирающиеся, как и прежде, на местные органы самоуправления (магистраты, советы сельских общин)…
Вернемся к праву наследования. Разделить землю между сыновьями означало раздробить землевладение так, чтобы ни одному сыну оно не стало бы страховкой. В этих условиях старший сын становился продолжателем дела отца. Возникает вопрос: почему старший? Каботажное плавание по Северному морю в отсутствие навигационных знаков по приметам на берегу требовало большого опыта, а значит, времени для обучения. Нужно было также знать все приметы перемены погоды, места для отстоя судов во время штормов, все мели. Любая ошибка стоила не только имущества, но и жизни; море непрерывно вело жестокий естественный отбор мореплавателей, которым нужна была и физическая сила, а поэтому наследовать имущество отца дочь не могла; старший же брат имел преимущество перед младшими в смысле выживания. Наследование старшим сыном было актом заботы о жизни младших сыновей и всех дочерей.
Младшие братья, не имея капитала, шли на выучку к другим торговцам или ремесленникам, а позднее к юристам, врачам и т. п. Они несли с собой субкультуру своих семей, которая позволила их предкам добиться успеха. Рядом с ними такими же, как они, учениками были молодые люди из простых семей, которые перенимали основы культуры предпринимательства не только от хозяев-наставников, но и от своих сотоварищей. Тем самым достигалась гемогенизация культуры всех жителей Нижних стран.

Источник: Асланов Л.А. Культура и власть. Философские заметки. Кн. 1. — М.: Изд-во ИТРК, 2001. — 496 с.