Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

a-lex_7

НАВЯЗЧИВЫЕ БОЯЗНИ (ФОБИИ)

В психиатрии фобией называют патологически повышенное проявление реакции страха на тот или иной раздражитель. Фобия – это ярко выраженная навязчивая боязнь, которая, обостряясь при встрече с объектом боязни, переходит в страх.

Наличие той или иной фобии ничем не обосновано, эта боязнь не требуется для выживания, она попросту бесполезна. Фобия – это боязнь чего-то, чаще всего совершенно безобидного, или многократное преумножение опасности. Фобия полностью захватывает сознание, не дает человеку адекватно смотреть на вещи, разумно и логически мыслить. Переживания овладевают умом, и человек может сделать что-то глупое и даже опасное. Например, довольно глупые фобии – боязнь лысых (пеладофобия) или боязнь бородатых (погонофобия).



Началом систематического изучения фобий принято считать 1871 год, когда К. Ф. Вестфаль описал агорафобию, указав, что фобии всплывают в сознании человека помимо его воли и не могут быть произвольно изгнаны из сознания при сохранении критического отношения больного к своему состоянию. По мнению психиатров, фобии чаще всего встречаются у астенических и шизоидных личностей, хотя при определенных условиях они возможны и у психически уравновешенных людей. Согласно данным разных американских авторов, распространенность таких расстройств среди населения составляет от 2 до 9 %. Страдают ими преимущественно люди наиболее работоспособного возраста – от двадцати пяти до сорока четырех лет.

Collapse )
a-lex_7

СОВЕТЫ ПЕРФЕКЦИОНИСТУ

Дорогой самопровозглашенный перфекционист,
Я знаю, каково тебе. Ты снова на работе сказал что-то не то. В который раз не так понял замечание друга. Опять что-то пошло не так. Опять что-то не доделал.
Твой мозг жонглирует миллионами дел, которые ты выполнил не так, как хотел. Ты должен быть лучше.
Но это не твоя вина. Просто ты родился таким, и уже с рождения раскрашивал, не выходя за линии. А с возрастом стал своим злейшим критиком.



Ты все обдумываешь по сто раз. Ты слишком глубоко чувствуешь. Тебя касается абсолютно все. Ты – лучший друг, о котором только можно мечтать. На самом деле, ты – хуже врага.
Успокойся. Попей глицинчику.
Потому что если завтра и послезавтра и тысячи дней после этого будут такими же неидеальными, как и сегодня, то дальше тебе будет только хуже.
Да-да, все так. Оглянись вокруг. Я понимаю, тебе тяжело это признавать.
Ты обязал себя никого не расстраивать, быть лучшим, но это крадет твой покой. Ты – свой собственный тихий убийца.
Поэтому хочу предложить тебе обдумать следующее. Ведь я, автор этого письма, такой же перфекционист, как и ты.
1. Перфекционизм переоценен. Более того, он удушающ. Давая ему дорогу, ты обкрадываешь себя радостью и разрушаешь по кирпичикам свое спокойствие.
2. Дважды представь, с чем у тебя ассоциируется перфекционизм. Ведь идеальные ремонт и порядок в квартире – это не все, что предлагает жизнь.
Collapse )
Три креста

СПОРНОЕ ТОЛКОВАНИЕ №19. Правая и левая рука

У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая… (Матф. 6, 3).
Иисус напоминает нам о двух противоположных сторонах человека, уподобляя их правой и левой руке. Две стороны в человеке обрисованы и Павлом в Послании к Римлянам:
Итак, тот же самый, я умом моим служу Закону Божию, а плотию – закону греха. (Римл. 7, 25).
Человек раздвоен! Как говорили древние мудрецы, «разорван в основе своей», в каком-то смысле – двуедин. Но двойственность проявляется постоянно, а единство достигается редко и при особых условиях. Одной стороной, «умом», человек служит Закону Божьему, другой стороной, «плотью» (под которой разумеется отнюдь не тело, но эгоизм, низшее «я»), – закону греха. И очевидно, что в приведенных словах Иисуса (Матф. 6, 3) под «левой рукой» как раз и подразумевается «плоть» – эгоизм, служащий закону греха.
Collapse )
a-lex_7

УТРАТА НАДЕЖДЫ

Ясно, что любая попытка психотерапевтической или даже профилактической коррекции психологических отклонений, возникавших у заключенного, должна была быть направлена прежде всего на то, чтобы вопреки лагерной действительности снова обратить его к будущему, к какой-то значимой для него цели в этом будущем. Некоторые люди сами инстинктивно пытались поддерживать себя этим. У большинства было что-то, что их поддерживало, и в большинстве случаев это «что-то» находилось в будущем. Человеку вообще свойственно ориентироваться на будущее, существовать в его свете, как бы sub specie aeternitatis (с точки зрения вечности (лат.)), применяя латинское выражение. К этому просвету в будущем, к попытке заглянуть в будущее он прибегает в свои самые тяжелые минуты. Иногда это становится своего рода трюком, спасительной уловкой. И что касается меня самого, то я могу вспомнить вот такое переживание.
Морозным днем, под ледяным ветром я ковылял в своей колонне из лагеря на рабочую площадку, чуть не плача от боли в ногах, распухших, покрытых язвами и потому втиснутых в незашнурованные ботинки. Ум мой был неотступно занят тысячами проблем нашего жалкого существования: что можно будет съесть сегодня вечером? Если дадут ломтик колбасы, то не лучше ли поменять его на кусок хлеба? Что сделать с последней оставшейся от «премии» сигаретой? Может быть, обратить ее в миску супа? И где раздобыть кусок проволоки для закрепления ботинок вместо той, что уже изломалась? И попаду ли я сейчас в свою привычную рабочую группу, или отправят в какую-нибудь другую, да еще с лютым, постоянно рукоприкладствующим бригадиром? И что бы такое предпринять, чтобы наладить хорошие отношения с тем капо, который может помочь мне достигнуть невероятного счастья — остаться работать в самом лагере и не делать дважды в день этого жуткого марша? Мне самому уже противно, что под давлением жестокой необходимости меня ежедневно, ежечасно одолевают только такие вопросы. И вот тут-то я использую свой прием: в следующее мгновение я вижу себя стоящим на кафедре в большом, ярко освещенном, красивом, теплом зале. Я делаю доклад — и публика, сидящая передо мной в уютных, мягких креслах, заинтересованно слушает. А говорю я о психологии в концентрационном лагере. И все, что угнетает и мучит меня сейчас, как-то объективируется для меня, видится уже с высоты научного анализа... Этот прием помогает мне подняться мысленно над действительностью, рассматривать ее так, будто она уже в прошлом, уже миновала, а сам я со своими страданиями стал уже объектом интереснейших психологических исследований, мною самим предпринятых.
Collapse )
a-lex_7

ВНУТРЕННЯЯ ОПОРА

Психологические наблюдения показали, что, помимо всего прочего, лагерная обстановка влияла на изменения характера лишь у того заключенного, кто опускался духовно и в чисто человеческом плане. А опускался тот, у кого уже не оставалось больше никакой внутренней опоры. Но зададим теперь вопрос: в чем могла и должна была заключаться такая опора?
По единодушному мнению психологов и самих заключенных, человека в концлагере наиболее угнетало то, что он вообще не знал, до каких пор он будет вынужден там оставаться. Не существовало никакого срока! Даже если этот срок еще мог обсуждаться (в нашем лагере он был вообще вне обсуждения), он был неопределенным настолько, что практически становился не просто неограниченным, а вообще безграничным. Один из психологов, указавший на это, определил жизнь в лагере как «временное существование». Дополним эту формулировку: существование заключенных в концлагере можно определить как «бессрочное временное существование».
Вновь прибывавшие в лагерь не знали толком о принятых здесь порядках; возвращавшиеся должны были молчать, а из определенных лагерей вообще никто никогда не возвращался. И у каждого вошедшего в лагерные ворота все разыгрывалось по одному и тому же внутреннему сценарию: с концом неопределенности приходила неопределенность конца. Невозможно было предвидеть, когда же придет конец здешнему существованию и придет ли он вообще.
Латинское слово «finis» имеет, как известно, два значения: конец и цель. Человек, который не в состоянии предвидеть конец этого его временного существования, тем самым не может и направить жизнь к какой-то цели. Он уже не может, как это вообще свойственно человеку в нормальных условиях, ориентироваться на будущее, что нарушает общую структуру его внутренней жизни в целом, лишает опоры. Сходные состояния описаны в других областях, например у безработных. Они тоже в известном смысле не могут твердо рассчитывать на будущее, ставить себе в этом будущем определенную цель. У безработных горняков психологические наблюдения выявили подобные деформации восприятия того особого времени, которое психологи называют «внутренним временем» или «переживанием времени».
В лагере это было так: маленький отрезок времени — день, заполненный придирками и понуканиями, — казался бесконечным. А больший отрезок, скажем, неделя, во всем однообразии ее дней, проходила, казалось, необычайно быстро. И когда я говорил, что в лагере день длится дольше, чем неделя, мои товарищи соглашались со мной. Таким парадоксальным было это тревожное переживание времени.
Collapse )
a-lex_7

СЕМЬ МЫСЛЕЙ об ИЛЛЮЗИЯХ

Иллюзии привлекают нас тем, что избавляют от боли, а в качестве замены приносят удовольствие. За это мы должны без сетований принимать, когда, вступая в противоречие с частью реальности, иллюзии разбиваются вдребезги.
Зигмунд Фрейд



Эпоху можно считать законченной, когда истощились ее основополагающие иллюзии.
Артур Миллер


Иллюзии — это розовые очки, без которых невозможно взирать на многочисленные уродства мира и человека.
Э. Севрус

Collapse )
a-lex_7

СВЕЖИЙ ВЗГЛЯД на ПРОКРАСТИНАЦИЮ

В современном обществе одна из основных проблем, скрытая в психофизиологии человека — это прокрастинация. Вечное желание откладывать дела на потом приводит к тому, что дела не выполняются вовсе. Вместо того чтобы заняться важной работой, вы листаете ленту социальной сети. Это и есть прокрастинация.



Общепризнанной причиной прокрастинации выделяют излишний перфекционизм. Однако существует очень интересная точка зрения: склонность к откладыванию дел на потом связана с разрывами наших идентичностей, а именно: Я — сейчас и Я — в будущем. На эмоционально-психологическом уровне каждый из нас считает, что будущий «Я» — это нечто далекое, словно другой человек, чужой, не имеющий к нам никакого отношения. Поэтому нас сейчас не заботят проблемы, которые настигнут будущего «Меня».

Но почему так происходит? От чего мы занимаемся патологической прокрастинацией, при этом причиняя ущерб своим делам и интересам? Что нас заставляет отключаться от дел насущных и отправляться в долгий серфинг по интернету?
Ответов было множество: отсутствие самоуважения, излишний перфекционизм, неуверенность в себе.

Но редактор журнала Audubon Алиса Опар решила рассмотреть проблему с другой стороны, основываясь на книге британского философа Дерека Парафита «Причины и личности». Что же такое для нас «потом» и кем мы являемся в этой мифической временной зоне?

Collapse )
a-lex_7

АБРАХАМ МАСЛОУ (1908-1970)

Страницы жизни
Маслоу родился в Бруклине, Нью-Йорк. Детство его не было счастливым. Отец, бабник и пьяница, мог надолго исчезать из семьи. Мать тоже трудно назвать ангелом. Она была человеком жестким и полным предрассудков. Она сурово наказывала сына за малейшее неповиновение и явно предпочитала ему двоих младших детей. Маслоу запомнилась яркая картина детства: мать разбивает головы о стену двум кошкам, которых Маслоу притащил с улицы. Он ничего не забыл и не простил. Когда мать умерла, Маслоу отказался прийти на похороны. Эти переживания сказались на всей жизни Маслоу. Он писал: «Вся моя жизненная философия и мои исследования в конце концов имеют один общий исток: они питаются ненавистью и отвращением ко всему тому, что воплощала в жизни она [моя мать]».
В детстве Маслоу испытывал чувство неполноценности из-за своего щуплого тела и огромного носа. Сам он описывал свою юность как постоянную борьбу с гигантским комплексом неполноценности, который он пытался компенсировать хорошей атлетической подготовкой. Если впоследствии Маслоу заинтересовался концепцией комплекса неполноценности Альфреда Адлера, то можно сказать, что в юности он сам был таким воплощенным комплексом неполноценности, по Адлеру. Маслоу не удалось добиться самоутверждения и реализации в спорте, и он с тем же рвением занялся наукой.
Он поступил в Корнельский университет и именно там впервые столкнулся с психологией. Его впечатления от первого университетского курса по психологии были самыми ужасными. По его отзывам, это было нечто «невыносимо скучное и совершенно безжизненное, ничего общего не имеющее с действительным миром, а потому я с содроганием бежал оттуда». Профессором психологии, вызвавшим у Маслоу столь яркие эмоции, был Э. Б. Титченер. Вскоре Маслоу перевелся в университет штата Висконсин, где в 1934 году получил научную степень доктора философии.
Collapse )
a-lex_7

СЕМЬ МЫСЛЕЙ ВЛАДИМИРА ЛЕВИ

Влади́мир Льво́вич Леви́ (род. 18 ноября 1938, Москва) — советский и российский писатель, врач-психотерапевт и психолог, автор книг по различным аспектам популярной психологии.

Наша вера способна превращать возможность в действительность.

Депрессия — состояние, в котором легче выгрузить вагон кирпича, чем поднять телефонную трубку.

Жизнь складывается из мелочей, только не понимай это так, будто каждая мелочь стоит жизни…

Collapse )
a-lex_7

АННА ФРЕЙД (1895-1982)

Анна была самым младшим ребенком среди шестерых детей Фрейда. По ее мнению, она никогда не появилась бы на свет, будь в то время доступны надежные средства контрацепции. По крайней мере, отец принял известие о ее рождении, скорее, со смирением, чем с энтузиазмом. В письме другу он заметил, что, если бы родился сын, то он послал бы телеграмму. Однако, можно сказать, что год рождения Анны, 1895 год, имел символический и даже пророческий смысл. Ведь именно этот год считается официальной датой рождения психоанализа. Анна же - единственная среди всех детей Фрейда унаследовала его призвание и стала психоаналитиком.
Детство Анны не было счастливым, в семье ее не баловали. От детских лет у нее осталось «впечатление заброшенности, постоянное ощущение того, что ты только в тягость, чувство скуки и одиночества». Она постоянно завидовала своей сестре Софи - явной любимице матери. Однако, через некоторое время она сама стала любимицей отца. Вскоре он «привязался к ней так же, как был привязан к своим сигарам».
Анна увлеклась исследованиями отца. Уже с 14 лет она часто присутствовала на заседаниях Венского психоаналитического общества, тихонько сидя в сторонке и жадно впитывая в себя все сказанное. В 22 года, движимая глубокой эмоциональной привязанностью к отцу, а также под влиянием беспокойства по поводу того, что Фрейд называл «ее сексуальностью», она прошла несколько сеансов психоанализа под руководством отца. Как она сообщала, в ее сновидениях было много ситуаций, связанных с насилием: стрельба, убийства, смерть. Часто она защищала отца от врагов.
Фрейда впоследствии осуждали за то, что он проводил сеансы психоанализа с собственной дочерью. Это называли «немыслимым, инцестуозным событием» и «эдиповым комплексом с обоих концов кушетки». Сеансы психоанализа длились в течение четырех лет по шесть раз в неделю и начинались обычно в десять вечера.
Collapse )