Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

a-lex_7

МОШЕННИК и МОРМОНЫ

Полицейские отреагировали на вызов почти мгновенно. Взрыв прогремел прямо перед величественным Храмом Солт-Лейк, главным религиозным местом в Юте. К тому же это было третье подобное преступление за два дня, и город оцепенел от страха. Первые две посылки с трубчатыми бомбами доставили так, чтобы жертвы точно взяли их в руки. Последнюю подложили под сиденье спорткара Toyota MR2.

На месте быстро собралась толпа. Парень в мормонском облачении бормотал молитвы над жертвой. Мужчина с тяжёлыми ранениями истекал кровью. Ему оторвало несколько пальцев и продырявило ногу. Голова блестела от разлетевшихся осколков. Пострадавшего срочно доставили в госпиталь, где его состояние стабилизировали.



Следователи пытались разобраться, что происходит в городе, который всегда считался спокойным. Случайный прохожий бросил репортёру, что Солт-Лейк теперь похож на Ливан. Люди прятались по домам, следили за новостями и гадали, кто станет следующей жертвой террориста. Шутники и сумасшедшие нервировали операторов сообщениями о готовящихся взрывах.

Один из звонков всё-таки оказался полезным: респектабельный молодой мормон Брент Меткалф опознал жертву по машине. Выжившим оказался 30-летний торговец редкими документами Марк Хофманн. Накануне он планировал заключить сделку на 300 тысяч долларов с Церковью Иисуса Христа Святых последних дней.

Collapse )
a-lex_7

ТЕОРИЯ и ПРАКТИКА РАЗБИТЫХ ОКОН

В 1982 году социологи Джеймс Уилсон и Джордж Келлинг создали теорию разбитых окон. Они утверждали, что в неблагоприятной обстановке проще заняться хулиганством — например, если в здании на улице разбито окно, это определенным образом подает людям «пример для подражания». Идея у многих нашла отклик, а государственные структуры решили проверить её на практике.



Сторонники теории говорят, что принятые меры помогли победить преступность в Нью-Йорке. Однако с этим согласились не все. Спустя несколько лет после действий должностных лиц политолог Харкорт и экономист Йенс Людвиг не нашли веских доказательств того, что идеи Уилсона и Келлинга построены на научных фактах. А другие критики и вовсе утверждают, что всё это — обман и фикция.

Откуда взялась теория разбитых окон
В 1982 году в журнале «The Atlantic» вышла статья «Разбитые окна» за авторством учёных-социологов Джеймса Уилсона и Джорджа Келлинга. Они описали криминологическую теорию, которая утверждала, что мелкие правонарушения вроде вандализма и краж — это не только признак криминогенной обстановки, но и один из факторов, влияющих на уровень преступности.

Келлинг объяснял теорию так:
«Представьте здание с несколькими разбитыми окнами. Если окна не ремонтировать, вандалы чаще всего разбивают ещё несколько. В конце концов, они могут даже проникнуть в здание, а если в нём никого нет — остаться там жить».

Социологи вдохновились экспериментом психолога Стэнфордского университета Филиппа Зимбардо. В 1969 году он поместил машину без номеров с открытым капотом на одну из парковок Бронкса — криминального района Нью-Йорка. Второе авто в таком же состоянии стояло в Пало-Альто — элитном районе Калифорнии.

Collapse )
a-lex_7

НОЧНОЙ ЭКЗАМЕН

Леонтий Александрович Белкин возвращался вечером с работы и увидел на земле монету. Хотел было поднять, но потом подумал:
«Что же это я, чужие деньги прикарманить собираюсь? Смогу ли я себя уважать после этого?.
И мимо прошел. Идет и про себя рассуждает:
«А ведь кто-нибудь другой наверняка подберет. И получится, что нечестность восторжествовала. Все-таки я как честный человек больше моральных прав на эту монету имею, чем прощелыга какой-нибудь....
Но, не доходя двух шагов, спохватился: «Но ведь, если я присвою чужое, я уже не смогу считаться честным. Нет, пусть уж лучше лежат!».
И снова повернул к дому. Но тут ему такая мысль в голову пришла:
«А вдруг эту монету никто не найдет и она так и затеряется в грязи? Разве лучше это будет для государственного бюджета? Гораздо хуже.. Так что государственные интересы требуют, чтобы я поднял».
И опять идет к тому месту, где монета лежит. Достал кошелек, приготовился уже за двугривенным наклониться, да так и замер в полусогнутом положении:
Collapse )
a-lex_7

МЕСТЬ за СЕМЬЮ

15 лет назад произошло убийство, о котором по сей день вспоминают, пишут, снимают фильмы. 24 февраля 2004 года в пригороде Цюриха в своем доме был убит авиадиспетчер Петер Нильсен. Его судьба оказалась в руках россиянина Виталия Калоева, который не смог смириться с потерей семьи при крушении пассажирского самолета над Боденским озером 1 июля 2002 года.



1 июля 2002 года в небе над Германией столкнулись грузовой Boeing-757 авиакомпании DHL и пассажирский Ту-154М авиакомпании «Башкирские авиалинии». Катастрофа унесла жизни 71 человека. Погибли два пилота «Боинга», девять членов экипажа Ту-154 и 60 пассажиров, 52 из которых были детьми.

В ту роковую ночь авиадиспетчер Петер Нильсен остался на дежурстве один. По некоторым данным, его коллега в нарушение правил уснул на рабочем месте. Когда грузовой самолет и пассажирский лайнер находились в небе над Боденским озером, Нильсен заметил, что их маршруты пересекаются. Но счет уже шел на секунды.
Авиадиспетчер отдал пилотам Ту-154 команды о снижение, и они сразу же приступили к выполнению его указания. Вместе с этим в кабинах обоих самолетов сработала автоматическая система предупреждения об опасном сближении (TCAS), которая скомандовала пассажирскому лайнеру набирать высоту, а грузовому, наоборот, снижаться. Российские пилоты решили продолжить выполнять указания диспетчера, но грузовой борт начал снижаться по команде TCAS. Пилоты известили об этом Нильсена, но он не услышал этого.
В 21:35 на высоте 10,6 метра «Боинг» врезался в фюзеляж Ту-154. Пассажирский самолет развалился в небе на четыре части. Грузовой борт потерял управление. Они упали в семи километрах друг от друга.

Collapse )
a-lex_7

УБИЙСТВЕННАЯ ПАМЯТЬ

Дональд убил свою подружку, находясь в состоянии наркотического опьянения под действием фенциклидина (PCP). По всем признакам, память его не сохранила никаких следов содеянного, и ни гипноз, ни амитал натрия не смогли ее восстановить. В результате суд заключил, что имеет место не подавление воспоминаний, а амнезия органического характера – полное затмение памяти, хорошо известное из литературы по фенциклидину.
Всплывшие в ходе судебно-медицинской экспертизы подробности оказались настолько жуткими, что их было решено не оглашать в ходе открытых заседаний. Они обсуждались в кабинете судьи и остались неизвестны ни публике, ни самому Дональду. Эксперты сравнивали их с актами насилия, иногда совершаемыми в ходе припадков при височной или психомоторной эпилепсии. В подобных случаях никакой памяти о содеянном не сохраняется и, скорее всего, нет даже преступного намерения. Поэтому человека не признают ответственным за совершенное насилие, и в вину оно ему не вменяется. Тем не менее, таких людей в интересах как их собственной, так и общественной безопасности обычно заключают в лечебно-исправительные учреждения.
Беднягу Дональда ждала именно такая участь. Несмотря на то, что его нельзя было с уверенностью признать ни невменяемым, ни преступником, он провел четыре года в психиатрической лечебнице закрытого типа. Лишение свободы он принял с чувством облегчения: с одной стороны, он нуждался в наказании, с другой – признавал явную необходимость обезопасить и себя, и общество. «Я не гожусь для жизни среди людей», – горестно объяснял он. Больница не только защищала общество от Дональда, но и оберегала его самого от внезапной потери контроля над собой, давая ему некоторое внутреннее спокойствие.
Дональда всегда интересовали растения, и это его полезное увлечение, по счастью, вполне далекое от опасной зоны человеческого общежития, всемерно поощрялось персоналом. Он взял под свою опеку садовый участок при лечебнице и разбил там множество разнообразных цветников и огородов. Казалось, он достиг состояния какого-то сурового равновесия, в котором некогда бурный мир его страстей сменился странным покоем. Одни находили у Дональда признаки шизофрении, другие, напротив, считали его нормальным, но все соглашались, что он обрел устойчивую основу.
На пятый год его стали по выходным отпускать из лечебницы. В прошлом заядлый велосипедист, он вернулся к своему давнему увлечению, что послужило отправной точкой второго акта его странной драмы.
Collapse )
a-lex_7

НЕУДАВШИЙСЯ ПОБЕГ

Заключенный постоянно ощущал себя игрушкой судьбы, и это ощущение — готовность положиться на волю судьбы — в сочетании со все увеличивающейся апатией, овладевавшей человеком в лагере, лишало инициативы, заставляло уклоняться от собственных решений, бояться их. Конечно, в лагерной жизни неизбежны ситуации, когда надо мгновенно, за считанные секунды что-то решать, и часто цена этого решения — жизнь или смерть. Но в общем-то отсутствие самой возможности принятия собственных решений оказывалось для заключенного даже предпочтительным. Стремление к уходу от собственных решений становилось особенно очевидным, если внезапно вставала дилемма — пытаться или не пытаться бежать. В такие минуты — а речь могла идти только о минутах — заключенный испытывал поистине адские муки. Рискнуть? Не рисковать?
Я сам прошел через это чистилище, полное внутреннего напряжения, когда благодаря приближению линии фронта, передо мной мелькнула такая возможность. Один мой товарищ, который работал в бараке за пределами лагеря, решился на побег. И бежать он хотел обязательно со мной. Под предлогом консилиума у незаключенного, на котором я был необходим как специалист, мы могли бы выскользнуть из лагеря. А там, на воле, один законспирированный боец иностранного движения Сопротивления должен был снабдить нас формой и документами. Но в последний момент возникли технические препятствия, и нам пришлось вернуться в лагерь.
Мы постарались использовать эту задержку, чтобы добыть себе еще пару гнилых картофелин на дорогу и, что было для нас очень важно, — рюкзак. С этой целью мы забрались в пустой барак женского лагеря, обитательниц которого срочно увезли куда-то. Там царил невообразимый беспорядок. Можно было предположить, что многие женщины покидали барак в спешке — кучами валялось тряпье, среди него — остатки засохшей еды, солома, черепки и еще вполне пригодные котелки — предмет по лагерным понятиям очень ценный. Но их мы не взяли, потому что знали: в последнее время, когда лагерем начало овладевать полное отчаяние, эти котелки служили не только суповыми мисками. Их использовали и для умывания, и одновременно — как ночные горшки. (Существовал строжайший запрет держать в бараке что-либо специально для этих целей, хотя в некоторых случаях, например при сыпном тифе с высокой температурой, больные были просто не в состоянии без посторонней помощи дойти до уборной). Итак, я стоял на страже, а мой товарищ проскользнул в опустевший барак. Через несколько минут он явился сияющий, показал мне спрятанный под курткой рюкзак и сообщил, что видел там еще один. Теперь он сторожит, а я ныряю в барак. Роюсь в тряпье, нахожу, кроме рюкзака, к моей величайшей радости, еще и старую зубную щетку и вдруг вижу среди этих, брошенных, видимо, в горячке и спешке вещей женский труп...
Затем я возвращаюсь к себе в барак, чтобы собрать свое имущество: суповую миску, пару разодранных рукавиц, полученных в наследство от моего пациента, умершего от сыпного тифа, стопку клочков бумаги, на которых я начал стенографическими знаками восстанавливать рукопись, погибшую в Аушвице. Затем я поспешно еще раз совершаю свои «визиты», обходя напоследок сначала правый, потом левый ряд своих пациентов, лежащих на досках по обеим сторонам прохода. Подхожу к моему единственному здесь земляку и застаю его уже почти умирающим. Свой план бегства я, конечно, должен держать в строгом секрете, но мне показалось, что он что-то учуял (возможно, я выглядел немного взволнованным). Во всяком случае, слабым голосом он спрашивает меня: «Ты тоже отбываешь?». Я говорю «нет» и отхожу. Но забыть его взгляд мне не так легко. Окончив «визиты», я снова подхожу к нему. И снова он смотрит на меня, и снова в его безнадежном взгляде мне чудится упрек. И во мне нарастает и усиливается то беспокойное чувство, которое зародилось еще в момент, когда я договаривался о совместном побеге: а ведь я нарушаю мой принцип — не искушать судьбу! Я внезапно вскакиваю, бегу к своему коллеге и объявляю: я остаюсь! И едва только я сообщил ему, что на меня не надо рассчитывать, едва только сам утвердился в мысли, что остаюсь здесь, с моими пациентами, как беспокойное, неприятное чувство мгновенно улетучилось. Не зная, что мне принесут ближайшие дни, но спокойный как никогда, я уверенно возвращаюсь в свой сыпнотифозный барак, сажусь в ногах у земляка, пробую утешить его, потом болтаю с другими, стараясь и их развлечь и успокоить.
.Collapse )
Три креста

ДАВИД и АВЕССАЛОМ

Давид взял замужнюю жену, как чужое царство (ведь для всякого мужа единодушная жена есть царство, и не столько царь любит порфиру и диадему, сколько муж любит жену), – за то сын собственной жены его восстал на него, как тиран, намереваясь отнять царство у отца. Он взял насилием, и сам подвергся насилию; согрешил тайно, и обличен явно; ранил себя втайне, и при всех испытал на себе руку врача, по слову Божию: "ты сделал тайно, а Я сделаю это пред всем Израилем и пред солнцем" (2Цар.12:12).



Впрочем, злоба Авессалома не достигла цели, и справедливо, – дабы отцеубийцы не приняли поступка его за правило отцеубийства; но, послужив как исполнитель наказания, он был сам убит как осужденный. Как на зрелищах дикие звери на одних нападают, а другими сами убиваются, – так Авессалом, напавши на Давида, был убит Иоавом (2Цар.18:14), и на высоком дереве повис тот, который превозносился пред отцом; удержан был растением тот, который восстал против корня; в ветвях запуталась ветвь, которая отломилась от отеческого расположения; удержан был за голову тот, который домогался овладеть головою родителя; висел как плод от растения тот, который хотел истребить виновника естества своего; поражен был в сердце и убит в то самое место, где замышлял убийство.
Collapse )
a-lex_7

ДЕД ЛУКЬЯН

Осенью этого года исполнилось 155 лет Лукьяновской тюрьме. Ныне это следственный изолятор №13, который в народе называют "Лукьяновка", а еще - "Дед Лукьян". Через него проносились революции, проходили представители власти, сменяя друг друга на нарах. Здесь жестоко обрывались жизни и рождались дети. Суровые стены "Лукьяновки" отталкивают и в то же время притягивают. Это наша история, какой бы она ни была.



Лукьяновское СИЗО в народе еще известно как "Вышка". Здесь приводились в исполнение смертные приговоры вплоть до того времени, когда на них в Украине наложили мораторий.

Главный корпус Лукьяновского СИЗО именуют "Екатерининским", или просто "Катькой". Считается, что он получил свое имя в честь Екатерины II, но это не так. Здание напоминает букву "Е", обращенную внутрь двора. Строить его начали в 1859-1860 годах, спустя полвека после смерти императрицы.

Любопытно, что похожая легенда образовалась вокруг самого молодого корпуса в СИЗО, который возвели в 2011 году. Его назвали "Юлька" в честь Тимошенко, хотя сама леди-политик именно в этом никогда не сидела. На территории СИЗО также есть корпуса "Столыпинка", "Брежневка", "Кучмовка", отметившие свои эпохи. Официальной датой рождения Лукьяновской тюрьмы считается 15 октября 1863 года, когда здесь освятили церковь.

В стенах "Лукьяновки" побывало множество известных людей - ученых, военных, политиков, поэтов и писателей. Это и неудачливый кандидат на престол Украины австрийский архигерцог Вильгельм Франц Габсбург-Лотарингский, он же Васыль Вышиваный, и идеологи независимой Украины Владимир Винниченко, Михаил Грушевский, Симон Петлюра.

У "Деда Лукьяна" проходила тюремную науку эсерка Фанни Каплан, стрелявшая в Ленина, а также сестры Ильича - Мария и Анна Ульяновы. В 1881 году здесь родился будущий всемирно известный ученый-физиолог Александр Богомолец.

Collapse )
a-lex_7

ЛИ ХАРВИ ОСВАЛЬД

Пятьдесят лет назад было совершено покушение на президента США Джона Кеннеди. Это убийство потрясло всю страну и вначале было воспринято американцами как спонтанный акт агрессии. Сказка о высшем свете Вашингтона, песнь юности и красоты оборвалась жестоко и резко, а двумя днями позже трагедия осложнилась тем, что Ли Харви Освальд, обвиненный в убийстве Кеннеди, был в прямом эфире застрелен Джеком Руби. Полиция Далласа и ФБР быстро назвали Освальда убийцей‑одиночкой, хотя подтверждений тому было мало.
Тем не менее существовали неопровержимые доказательства пребывания Освальда незадолго до убийства президента Кеннеди по поддельным документам в Мексике и тайной встречи там с «товарищем Костиным», он же Валерий Костиков, дипломатический сотрудник советского посольства. ЦРУ установило, что Костиков работал в 13‑м отделе Первого главного управления КГБ (убийства за рубежом), которое называлось в КГБ «отделом мокрых дел». …
В конце ноября 1963 года специальный курьер КГБ сообщил руководству румынского Департамента внешней информации, что в рамках операции «Дракон» мы должны распространить информацию о том, что движимый завистью президент Джонсон является зачинщиком заговора ЦРУ, личным организатором его у себя на родине, в Техасе. К декабрю КГБ причислил к заговору также «акул» американского «военно‑промышленного комплекса», которые якобы были рассержены на Кеннеди за его стремление сократить военное присутствие США за рубежом, а соответственно, и военные расходы, а с ними и прибыль этих самых «акул».
Операция «Дракон» стала одной из наиболее успешных кампаний по дезинформации в современной истории. Как говорится в фильме «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе», снятом в 1991 году Оливером Стоуном, убийство президента Кеннеди стало результатом заговора в высших эшелонах американской власти, в котором участвовали представители военно‑промышленного комплекса, ЦРУ, ФБР, Секретная служба, мафия и Линдон Джонсон. Фильм претендовал на награду американской киноакадемии «Оскар» в восьми номинациях и выиграл в двух. По данным последующего опроса Международного исследовательского центра Гэллапа, от двух третей до трех четвертей американцев поверили, что убийство Джона Ф. Кеннеди действительно было секретной операцией ЦРУ.
Многие годы мотивам Освальда не находилось адекватного объяснения, поскольку ни один компетентный орган не рассматривал дело Освальда в комплексном контексте внешней политики СССР и практики советской разведывательной службы в конце 1950 – начале 1960‑х годов.
Collapse )
Три креста

МЕДНЫЕ ГВОЗДИ

В Псалме 31 читаем: «Когда я молчал, обветшали кости мои от вседневного стенания моего».
Неисповеданный грех совести отнимает все наши жизненные радости. Однажды доктор Ф. И. Марш проповедовал на этот текст и побуждал своих слушателей как можно скорее исповедовать грех совести. Одним из грехов совести он назвал утаивание похищенного.
После проповеди молодой парень, член церкви, подошел к проповеднику. У парня было печальное лицо. Он признался:
— Я обидел одного человека и стыжусь исповедать свой грех. Я специалист по судостроению. Человек, у которого я работаю, неверующий. Много раз я говорил ему о Христе и уговаривал послушать ваши проповеди, но он только насмехался над всем божественным. А вот теперь я провинился перед ним и боюсь, что мое признание испортит все мои свидетельства о Христе.
Дело в следующем. Некоторое время тому назад он начал строить для себя лодку на заднем дворе своего участка. Для такой лодки употребляются только медные гвозди, так как они не ржавеют в воде. Эти гвозди довольно дорогие, и после каждого рабочего дня я набивал ими свои карманы. Хозяин не проверял меня, так верил моей честности и порядочности.
Я, конечно, знал, что это воровство, но старался успокоить свою совесть тем, что таких гвоздей у хозяина много, что он богатый человек, он не заметит утечки гвоздей и что он платит мне меньше, чем полагается за такую работу.
Прослушав вашу проповедь, я понял, что я самый обыкновенный вор и ничем не могу изгнить свои нечестные поступки. Но как я Ногу признаться своему хозяину, что я каждый день крал у него гвозди? Ведь он может сразу сказать: «Ты лицемер; проповедуешь Христа, а сам заришься не чужую собственность…» Но теперь, после вашей проповеди эти медные гвозди впиваются в мою совесть, и я знаю, что не буду иметь мира до тех пор, пока не приведу в порядок это затруднение совести.
Прошло несколько недель. В один из вечеров этот парень пришел к доктору Маршу и крикнул: «Дорогой пастор, я привел в порядок дело с медными гвоздями, и совесть моя теперь свободна!»
— Что произошло, когда ты признался своему хозяину в воровстве медных гвоздей? — спросил проповедник.
Collapse )