Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Господь предупреждает

ИСКУССТВЕННОЕ ПРЕРЫВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ

..."Аборт", "искуственное прерывание беременности" - что стоит за этими словами?

Современные люди выучились страшные, жуткие по своей сути вещи называть гладкими, обтекаемыми словами и этим как-бы скрывать, прятать от себя их жуткую суть.



Представьте себе выражение: "искуственное прерывание деятельности сердца" - что может означать такое выражение?

Какой-нибудь бандит зарезал человека, нож ему в сердце воткнул - и сидит на скамье подсудимых. Ему говорят: "Что же ты наделал? Ты же человека убил!" А он отвечает: "Нет, я не убивал. Это я просто искусственно прервал деятельность его сердца"... Ему говорят: "Но он же умер!..." А он говорит: "Да, умер. Ну так что ж? Я не видел иного выхода: когда бы он остался жить - он бы мне мешал жить..."

Это ведь сегодня самая распространенная причина, толкающая женщин на аборт: дети будут мешать жить, это обуза, лишние проблемы, хочется пожить в свое удовольствие. Да и мужчины отправляют своих жен и любовниц на это "мероприятие" чаще всего из-за того же: хочется пожить в свое удовольствие. Но место "удовольствия" вся дальнейшая их жизнь часто становится сущим адом: уже рожденные дети не слушаются, вновь рождающиеся - рождаются больными, у самих родителей возникают проблемы со здоровьем, начинаются семейные размолвки, муж уходит к другой или жена к другому... Все это происходит просто так? Нет, - не просто так!

Один из литературных героев Ф.М. Достоевского говорил, что если для создания рая на земле потребуется всего одна слезинка невинного младенца, - всего одна слезинка! - уже и тогда ему не нужен будет такой рай. И он был прав, потому что это будет уже не рай. Невозможно построить рай, собственное счастье, довольство и благополучие на чьих-то слезах, страдании, на чьем-то горе... А тут ведь даже не о "слезинках" речь идет - о кровинках, о родных наших кровиночках, деточках! И находятся наивные женщины (и такие же мужчины), думающие быть счастливыми в дальнейшей своей жизни, после того как они, по обоюдному согласию, убьют свое дитя, дабы не мешал их счастью... Родные, не получится уже дальше "быть счастливыми". Не найдет ни счастья, ни покоя душа, пытающаяся обрести это свое счастье ценою греха, тем более такого страшного греха, как убийство, тем более - детоубийства!

Collapse )
a-lex_7

ВО ИМЯ ДЕТЕЙ

Во всех известных мне культурах жизнь детей ценится выше, чем жизнь взрослых. Все знакомые мне родители с радостью сами приняли бы страдания, лишь бы избавить от них своего ребенка. Таким образом, быть готовым рискнуть своим ребенком — это предельное испытание любви, и именно поэтому мы настолько ценим детей.
Позвольте проиллюстрировать это в самом прагматичном ключе. Ни одна часть света не видела больше боли, страданий и войн, чем Ближний Восток. Всякий, кто оказывается в этом регионе, ощущает напряжение (будь то осознанно или подсознательно) и понимает, что все происходящее там рассматривается в контексте конфликта. Интересно, что в свое время журналисты спросили Голду Меир, когда же на Ближнем Востоке прекратится кровопролитие. Она ответила: «Когда они полюбят своих детей сильнее, чем ненавидят нас». Такое могла сказать только мать, и только житель Востока мог применить к сложному политическому вопросу подобный подход.



Впрочем, в ответе Голды Меир присутствует определенная ирония, поскольку весь конфликт в данном регионе вращается вокруг того, чьи сыновья имеют право владеть отдельными территориями и жить на них. Обе стороны доказывают, что они любят своих сыновей, и что именно ради этой любви они сражаются за землю.
В таком случае возникает вопрос: «Какая из страстей возьмет верх: любовь к своим детям или ненависть к чужим?» После тщательного анализа данной проблемы выявляются две противоречащие друг другу силы: моя любовь к моим детям и моя ненависть к врагу, который, по моему пониманию, стоит на пути у моих детей. Считаю, что именно в этом Крест дает недостающую согласованность.
Collapse )
Три креста

ИМПУЛЬС МИЛОСЕРДИЯ

Пс.81:3-4 «Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость; избавляйте бедного и нищего; исторгайте [его] из руки нечестивых»

Что вы выберете: выходные на горнолыжном курорте в Швейцарии или спасение детей в Праге? Обычный человек по имени Николас Уинтон выбрал последнее. В 1938 году на горизонте замаячила война между Чехословакией и Германией. После того как Николас посетил лагерь для беженцев в Праге, где в ужасных условиях находилось множество евреев, он почувствовал побуждение помочь несчастным. Николас собрал деньги на то, чтобы переправить сотни детей из Праги в Великобританию под опеку британских семей до начала Второй мировой войны.



Его поступок – пример исполнения призыва из Псалма 81: «Давайте суд бедному и сироте» (Пс. 81:3). Асаф, автор этого Псалма, побуждал свой народ защищать попавших в беду: «Избавляйте бедного и нищего; исторгайте его из руки нечестивых» (ст. 4). Подобно тому как Николас Уинтон без устали боролся за спасение детей, псалмопевец вступался за тех, кто не мог сам постоять за себя: бедных, сирот и вдов, которые нуждались в справедливости и защите.

Collapse )
a-lex_7

ГНЕВ НЕПРАВЕДНЫЙ

И вот, началось с того, что у маленькой Денвер загорелись глазки, а кончилось настоящим пиром для девяноста человек Их громкие голоса в доме номер 124 не стихали до поздней ночи. Гости ели с таким отменным аппетитом и так много смеялись, что под конец рассердились. На следующее утро, проснувшись, они припомнили вкус копченых окуней, которых Штамп приготовил на можжевеловых палочках, причем каждую рыбину коптил над костром отдельно, прикрывая левой рукой, чтобы не плевалась во все стороны жиром; припомнили замечательный кукурузный пудинг со сливками; припомнили своих усталых объевшихся детей, что уснули прямо на траве, зажав в руках обглоданные косточки жареного кролика, – припомнили они это, и обуял их гнев.
Три или четыре пирога, испеченные Бэби Сагз, превратились в десять, а то и двенадцать. Две курицы, зажаренные Сэти, стали пятью индюшками. Один– единственный куб льда, привезенный из Цинциннати – который вместе с арбузным соком, сахаром и мятой был использован для приготовления прохладительного напитка, – превратился в целый вагон мороженого и корыто клубники. И то, что дом номер 124 всю ночь сотрясался от смеха и веселья угостившихся на славу девяноста человек, разозлило их еще больше. Слишком у них всего много, думали они. Где она все это берет, наша Бэби Сагз, святая? Да и кто она такая, в конце концов? И почему она сама и ее семейство вечно в центре внимания? Откуда она так хорошо знает, что, как и когда нужно делать? Зачем всем дает советы, передает послания, лечит больных, прячет беглых, зачем любит людей, готовит для них еду, молится за них да еще поет для них и танцует – словно это ее право и долг, словно любить людей дозволено только ей одной?
Collapse )
Три креста

О БОГАТСТВЕ ИСТИННОМ и ЛОЖНОМ

Упражнение в божественных Писаниях есть безмятежная пристань, нерушимая стена, непоколебимая крепость, неотъемлемая слава, несокрушимое оружие, невозмутимое благополучие, постоянное удовольствие и всякое добро, какое только можно представить. Оно прогоняет уныние, сохраняет благодушие, бедного делает богаче богатых, богатым доставляет безопасность, грешника делает праведным, праведного поставляет в безопасном убежище, исторгает существующее зло, насаждает не существовавшее добро, прогоняет злобу, возвращает к добродетели, и не только возвращает, но и укореняет ее и делает постоянною, составляя духовное врачество и некоторую божественную и неизреченную песнь, умерщвляющую страсти. Оно исторгает терния грехов, очищает, ниву, сеет семена благочестия и доводить плод до зрелости. Не будем же нерадеть о таких благах, не будем удаляться от собраний, но станем приходить сюда постоянно, чтобы постоянно получать врачество, и чтобы никто не мучился завистью, видя богатого, и не тяготился своею бедностью, но, познав истинные свойства вещей, пусть каждый убегает от теней и держится истины.

Тень, хотя иногда и кажется больше тела, но она – тень; она не действительно больше, а только такою кажется, и притом кажется тогда, когда мы бываем дальше от солнечного луча; во время же полудня, когда луч падает прямо на голову, она со всех сторон уменьшается, сокращается и становится незначительною. То же можно видеть и в делах человеческих. Чем кто дальше становится от добродетели, тем большими представляются предметы настоящей жизни; а когда он поставит себя при самом блистающем свете божественных Писаний, тогда увидит суетность, скоротечность и ничтожество этих тленных предметов и ясно убедится, что все это нисколько не лучше речных потоков, являясь и в то же время исчезая. Поэтому пророк, рассуждая любомудро и желая исправить людей малодушных, жалких, пресмыкающихся по земле, гонящихся за великолепием богатства, боящихся и трепещущих пред теми, которые изобилуют этими предметами, равно и нас удержать от такого исступления и научить презрению к ним, как вещам ничтожным, сказал: "не бойся, когда разбогатеет человек, или когда увеличится слава дома его, ибо при смерти он ничего не возьмет, и не сойдет с ним слава его" (Пс.48:17,18). Видишь ли точность его выражений и яснейшее различение предметов? Он не сказал: когда умножится слава его, но: "слава дома его", показывая, что иное – слава человека, и иное – слава дома. Что же такое слава человека, и что слава дома? Нужно верно различать это, чтобы не принимать сновидений за истину. Славу дома составляют портики, галереи, золотая кровля, пол украшенный драгоценными камнями, луга, сады, толпы слуг, богатая мебель, из которых ничто не относится к человеку; а слава человека – правая вера, ревность по Боге, любовь, кротость, смирение, усердие в молитвах, любомудрие милостыни, целомудрие, умеренность и все прочие виды добродетели. А что это действительно так, ты можешь убедиться из того, что собравший богатство не получает от него себе славы, и никто не называется добрым потому, что он имеет прекрасный дом, или сад, или луг, или множество слуг, или дорогие одежды. Все похвалы относятся к имуществу, а не переносятся на владельца. Мы удивляемся дому, саду, лугу и красоте одежд; но этим восхваляется искусство сделавших, а не добродетель владеющих, и даже напротив, это служит доказательством нечестия последних.

Collapse )
Три креста

АНГЕЛ ДЕВЕ МАРИИ ВЕЩАЛ

Ангел Деве Марии вещал
В светлый, радостный день Благовещенья,
Что Свою благодать Бог ей дал -
И родился Сын, Богом обещанный!

Берегла она в сердце своем
Все слова неземного глашатая,
Знала, Кто был так дивно рожден
Без греха, без плотского зачатия.

Это разумом трудно понять...
Лишь в сердечном святом созерцании
Человек может верой принять
Эту повесть святого Писания.

Collapse )
a-lex_7

СОЦИАЛИЗАЦИЯ ДЕТСКОГО СТРАХА

А. И. Захаров отмечает, что «существуют две взаимоисключающие точки зрения в отношении возникших страхов. По одной из них, страхи – это сигнал к тому, чтобы еще больше оберегать нервную систему ребенка, предохранять его от всех опасностей и трудностей жизни. Подобной точки зрения нередко придерживаются некоторые врачи-невропатологи и педагоги, советующие лечебно-охранительный режим вместе с исключением чтения сказок, просмотра мультфильмов и остальных телепередач, посещения новых мест. Такие советы родители охотно воспринимают как необходимость ограничения самостоятельности, усиления опеки и начинают беспокоиться с удвоенной энергией. Получается, что ребенок еще больше изолируется от окружающего мира, контактов со сверстниками и оказывается в замкнутой семейной среде, где продолжение общения с тревожно-мнительными взрослыми только усиливает его подверженность страхам, опасениям и сомнениям. Противоположный взгляд состоит в игнорировании страхов как проявлений слабости, безволия или непослушания. Страхи не замечают, ребенку не сочувствуют, над ним иронизируют, смеются, а то и наказывают за проявления трусости и малодушия. При такой бездушной или репрессивной тактике родителей дети боятся признаться не только в своих опасениях и страхах, но и в переживаниях вообще. Тогда со страхами, как интимными переживаниями, выплескиваются и доверие, искренность, открытость детей в отношениях с родителями. Жестокость и бесчувствие в таких семьях деформируют характер детей, „не страдающих“ в подростковом, юношеском и взрослом возрасте от избытка человеческих чувств и переживаний. Страх, следовательно, можно устранить и крайними мерами. Но система тотальных предохранений при столкновении с жизнью в более старшем возрасте, закрытость чувств и двойственность в характере придутся по душе далеко не всем в дальнейшем. Наиболее адекватный вариант – отношение к страхам без лишнего беспокойства и фиксации, чтения морали, осуждения и наказания. Если страх выражен слабо и проявляется временами, то лучше отвлечь ребенка, занять интересной деятельностью, поиграть с ним в подвижные, эмоционально насыщенные игры, выйти на прогулку, покататься с горки, на санках, лыжах, велосипеде. Тогда многие страхи рассеиваются как дым, если к тому же ребенок чувствует поддержку, любовь и признание взрослых, их стабильное и уверенное поведение».



По наблюдению Томкинса, родители используют различные формы социализации страха. Некоторые родители стремятся свести к минимуму проявления страха. Даже если они сами испытывают страх в какой-то ситуации, то стараются не выказать его, чтобы оградить ребенка от этого переживания. Однако такой подход может иметь неблагоприятные последствия. У ребенка может сложиться представление о страхе как о чрезвычайной ситуации, и он постарается избегать мало-мальски опасных ситуаций. Другие родители преувеличивают отрицательные последствия переживания страха. Это может привести к тому, что ребенок начнет воспринимать всякое переживание страха как поражение, капитуляцию и будет чрезмерно страшиться подобных переживаний.
Collapse )
Три креста

БОЖЕ, ПОЧЕМУ ИМЕННО Я?

Ее новорожденная дочь была ответом на молитвы и долгое ожидание. Когда она, наконец, увидела ненормального слепого ребенка, ею овладели разочарование и злость.

«Почему, Боже? Почему именно я?» - вырвался из моей груди крик, когда я полностью осознала значение сказанных глазным врачом слов. Силы оставили меня внезапно, как вода вытекает из открытого крана. «Ваша дочь слепа и умственно неполноценна», - сообщил мне врач час тому назад холодным деловым тоном.
И вот я стою на кухне и смотрю на маленькое создание, спящее на моих руках. Это дитя должно было стать осуществлением всех моих материнских чаяний и надежд, и вот теперь все было разрушено. Весь мой до сих пор столь благополучный мир вдруг закачался и грозил рухнуть.
Но потом я попыталась собраться с мыслями и рассудить случившееся логично. «Только не плакать, Клара! Малышка не должна заметить твоих переживаний, это ей может повредить. Ради нее ты должна быть сильной. Ты взрослая. Кроме того, ты христианка. Значит, нечего плакать!»
«Но я так не могу, - возразило мое сердце. - Я тоже только страдающий человек!»
В конце концов, победили мои чувства, и я впервые после рождения моего ребенка выплакалась.

«Боже, это несправедливо!»
«Боже, это обман!» - всхлипывала я. В душе я Ему даже угрожала. «Ты обещал мне ребенка, а дал вот что! Как Ты мог? Как Ты мог дать мне ненормального ребенка?» - Разочарование и злость наполнили мою душу. Покачнувшись, я прислонилась к холодильнику. Мне показалось, что я теряю сознание. «Это несправедливо! Это просто несправедливо!» - повторяла я про себя, обливаясь слезами, которые капали на ручки моей маленькой Елизаветы.
Раньше я работала детской медицинской сестрой и многим молодым матерям помогла вступить в их новую роль, научив их обращаться со своими младенцами. Я хорошо знала, как надо купать и кормить ребенка. Я четко представляла себе мои материнские обязанности в воспитании ребенка. С какой радостью я готовилась к этому! Какие возможности открывались передо мной! И вдруг такое! Как воспитывать ненормального ребенка? К этому я была не подготовлена.

Collapse )
Три креста

ОТ ГОСПОДА или ОТ ЛУКАВОГО ?

Быт.4:1 «Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа»
1Ин.3:8-12 «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола.
9 Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога.
10 Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего.
11 Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга,
12 не так, как Каин, [который] был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны»
В этих словах мы находим некое противоречие. Ева была уверена, что Каин – это приобретение от Господа. Иоанн пишет, что Каин был от лукавого. Кто из них прав? Если права Ева, тот как случилось, что одно ее дитя, которое было от Бога, убило другое дитя, которое тоже было от Бога? Если прав Иоанн, то как случилось, что Ева не распознала в своем старшем сыне исчадие ада? Неужели материнская любовь настолько слепа, что мать не способна объективно оценивать реальность?
На самом деле, как это не может показаться странным, правы оба. Ева права в том, что сына ей подарил Бог. Только Бог является подателем жизни. Любое дитя, которое рождается в этот мир, приходит от Бога.
Пс.126:3 «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него - плод чрева»
Последователи оккультизма верят в то, что в определенный момент времени на земле родится сын сатаны, на эту тему написаны книги и сняты различные фильмы ужасов. Но мы должны понимать, что Творцом и подателем жизни является только Бог. Младенец не может быть сыном сатаны. Тот, кто утверждает подобное, провозглашает сатану источником жизни, но это абсолютно неверно.
Тогда в каком же смысле прав Иоанн, который говорит, что Каин был от лукавого?
Давайте начнем с иллюстрации, а затем перейдем к Слову Божьему.
Взгляните на фотографию этого малыша.

Collapse )
a-lex_7

ПРОПАЖА

В 21-й камере было нас человек полтораста. Не сказать, что было очень тесно, во всяком случае, у каждого было свое место для лежания. В середине помещения стоял большой стол с двумя скамьями по бокам.
За этим столом обычно кто-то сидел и играл в шахматы. Были у нас две настоящие шахматные доски с фигурами, и они использовались почти весь день, так как желающих играть было немало, а свободного времени больше чем достаточно.
Народ собрался здесь очень разношерстный - от самых низкопробных воровок до интеллигентнейших высокообразованных людей разных специальностей. Но еще более разновидной эта публика была по своей национальной принадлежности. Война словно сгребла всех людей земли в кучу, перемешала и развеяла их по всему миру. Кого только у нас не было! Хотя мы находились в центре Сибири - в самом городе Иркутске - русские представляли у нас меньшинство. А в большинстве были представители европейских национальностей - эстонки, итальянки, латышки, немки, венгерки, еврейки, румынки, украинки, даже француженки. Сегодняшний человек, наверное, спросит, как же удавалось в то время выловить и собрать такой многонациональный состав преступниц и какие преступления они совершили, что их привезли в столь отдаленную от родины, в столь прославленную Иркутскую тюрьму, откуда бежать было невозможно? Но бежать никто и не собирался, разве что какая-нибудь воровка мечтала о «зеленом прокуроре», т. е. о лете, чтобы попытать счастья. А остальные примирились со своей участью и ждали освобождения, так как не знали за собой вины.
Причины заточения были разные - кого-то злая соседка оклеветала, кто-то, убегая от фашистов, оказался на нашей стороне границы и был выловлен по подозрению в шпионаже, кто-то накормил постучавшихся ночью мужчин, а многие вовсе не знали, за что их арестовали и ждали выяснения этого недоразумения.
А жизнь наша между тем была крайне тяжелой. Прежде всего изнуряло нас само заточение - спертый воздух, недостаток света, движений и к тому же очень скудное питание. Это быстро разрушало наше здоровье, а безысходность нашего положения, полная оторванность от внешнего мира, тоска по свободе, родным подрывали наши душевные силы. Меньше года заключения сделало нас похожими на ходячие скелеты, многие умерли.
Мне было тогда 19 лет. Молодость и оптимизм моей натуры долго держали меня «над водой». Своей жизнерадостностью я в какой-то мере заражала и окружающих. Однако пришел момент, когда я поняла, что жизнь моя на исходе. У меня, как и у многих других, уже не было сил идти на прогулки во двор, куда нас по утрам выводили на 15-20 минут. Остались от меня кости да кожа, ногти и губы были фиолетового цвета. На последних прогулках меня вели под руку, и я слышала, как сзади кто-то тихо сказал: «Она скоро умрет».
Вдруг меня охватил страх - страх перед смертью, перед черной пропастью небытия. И я вспомнила Бога! Я поняла, что из этого тупика, в который я попала, только Он меня может вывести. «Господи, помоги! - вопияла я. - Я погибаю, спаси меня!» И Бог услышал и помог, и очень скоро.
Collapse )