Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

a-lex_7

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ МАСТЕР ДИВЕРСИЙ

Азербайджанец Мехти Ганифа оглы Гусейнзаде под вымышленным прозвищем «Михайло» в прямом смысле слова наводил ужас на немецких фашистов в границах Югославии. Количество ликвидированных им врагов можно сопоставить с потерями, которые гитлеровцы со своими союзниками несли в боестолкновениях с полноценными партизанскими отрядами. При этом Мехти с детства слыл личностью разносторонней и творческой. Он мечтал о ремесле художника, профессионально занимался литературой, владел несколькими иностранными языками. Но в историю он вошел все же как мастер военных диверсий.



Мехти Гусейн-заде родился в азербайджанской семье Ганифы Гусейнова, главного милиционера страны с момента установления там советской власти. Лишившись в двухлетнем возрасте отца и наставника, Мехти руководствовался в принятии решений внутренними побуждениями. Возможно, свой отпечаток на мировоззрение оказали встречавшиеся на пути знаковые фигуры. Руководил школой, где учился Мехти, просоветский писатель Сулейман Ахундов. Первый учитель будущего героя – авторитетный композитор советского Азербайджана Саид Рустамов. В одной группе музыкальной школы с юношей обучались будущие известные художники.

В 1936-м Мехти Гусейн-заде успешно завершил обучение в Бакинской художке, а в столице вышла книга «На боевых путях», автором обложки которой был Мехти. После неудачных попыток поступить в Ленинградскую академию художеств, он стал студентом французского факультета в ленинградском институте языков. В 1940 году перевелся в пединститут на литературный факультет, решив попробовать себя и на поэтическом поприще.

Пойти по творческому пути Мехти помешала грянувшая Великая Отечественная. В августе 1941-го 22-летний комсомолец вступил в красноармейские ряды, окончил военно-пехотное училище и отправился на фронт. После тяжелого ранения Мехти попал к немцам в плен. Оказавшись в Берлине, начал основательную подготовку к побегу и последующей борьбе с фашизмом. Природная способность к иностранным языкам сыграла на руку будущему диверсанту. С легкостью овладев немецким на курсах переводчиков, Гусейнзаде по указанию немецких господ отправился в Штранс, где как раз формировали 162-ю Туркестанскую немецкую дивизию. Мехти, как особо одаренный, попал в отдел пропаганды и параллельно школу контрразведки для повышения квалификации.

Collapse )
a-lex_7

СЕМЬ МЫСЛЕЙ ЖОЗЕФА ЖУБЕРА

Жозеф Жубер (1754—1824) – французский писатель-романтик и моралист



Слова разговорчивого идут изо рта, слова красноречивого – из души.

Главный недостаток новых книг в том, что они мешают нам читать старые.

Кто никогда не меняет взглядов, больше любит себя, чем истину.

Collapse )
Три креста

ЛЮБОВЬ ВСЕМУ ВЕРИТ

Скиннер был практически мертв.
Этими словами Артур Бресси начинает рассказ о том дне, когда он нашел своего лучшего друга в японском концентрационном лагере, в годы Второй мировой войны. Они дружили со старших классов школы. Вместе росли в Маунт-Кармил, штат Пенсильвания, — играли в мяч, прогуливали занятия, встречались с девочками. Артур и Скиннер были неразлучны. Поэтому, когда один из них вступил в армию, другой последовал его примеру. Они попали в одну часть и отправились на Филиппины. Там им пришлось расстаться. Скиннер был на Батане и попал в плен к японцам в 1942 г. Артур Бресси попал в плен на месяц позже.
С помощью системы сигналов, принятой среди заключенных, Артур узнал, где находится его друг. Скиннер был в находившемся поблизости лагере — и умирал. Артур вызвался работать, надеясь, что их группу проведут через соседний лагерь. Однажды так и случилось.
Артур попросил пять минут, чтобы найти друга и поговорить с ним. Он знал, что надо идти в ту часть лагеря, где содержались безнадежно больные. Лагерь был разделен на две половины: в одной — те, кто мог выздороветь, в другой — те, кто считался неизлечимым. Умирающие находились в так называемом «нулевом бараке». Там Артур и нашел Скиннера.
Артур позвал друга по имени, и из барака выбралась тень того, кого он когда-то знал. Скиннер весил 36 кг. Артур пишет: Я стоял у проволочной изгороди японского лагеря для военнопленных в Лусоне и смотрел, как ко мне ковыляет мой друг детства, весь в засохшей грязи, терзаемый болью от многочисленных болезней. Он был практически мертв, но его непокорный дух не желал покидать тело. Мне хотелось отвернуться, но я не мог это сделать. Его голубые глаза, помутневшие и потухшие, смотрели на меня и не отпускали.
Collapse )
Три креста

ДУХОВНАЯ ЖАЖДА

Говард Рутледж, пилот Военно-воздушных сил Соединенных Штатов, был сбит над Северным Вьетнамом в начале войны. Он провел несколько несчастных лет в руках захватчиков и был освобожден после окончания войны.
В своей книге «Среди врагов» он вспоминает об источниках, из которых он черпал силы в те трудные дни, когда жизнь казалась такой невыносимой.
«В эти долгие периоды вынужденных размышлений стало настолько легче отделять важное от тривиального, ценное от пустого. Например, в прошлом я обычно много работал или играл по воскресеньям, и у меня не находилось времени для церкви. Многие годы Филис (моя жена) побуждала меня присоединиться к семье в церкви. Она никогда не донимала меня придирками и не отчитывала — она просто продолжала надеяться. Но я был слишком занят, слишком поглощен заботами, чтобы проводить один или два коротких часа в неделю, думая о действительно важных вещах.
Collapse )
a-lex_7

ВЫ СДЕЛАЛИ ВСЕ, ЧТО МОГЛИ ?

В течение многих лет адмирал Хайман Риковер был главой Атомного Военно-морского флота Соединенных Штатов. Его почитатели и критики имели резко противоположные мнения о суровом и требовательном адмирале. Многие годы каждый офицер атомной подводной лодки проходил личное собеседование с Риковером перед вступлением в должность. Прошедшие через это собеседование обычно выходили, дрожа от страха, гнева или совершенно запуганные. Среди них был экс-президент Джимми Картер, который много лет назад служил под началом Риковера. Вот его мнение о собеседовании с адмиралом:



«Я был приписан к программе атомных подводных лодок, и адмирал Риковер проводил со мной собеседование перед вступлением в должность. Я впервые тогда встретился с ним; больше двух часов мы сидели вдвоем в большой комнате, он позволил мне выбирать любые темы для обсуждения по моему желанию. Я выбрал то, что знал тогда лучше всего, — текущие события, морское дело, музыку, литературу, военно-морскую тактику, электронику, артиллерийское дело — и он начал задавать мне серии вопросов возрастающей трудности. В каждом случае он вскоре доказывал, что я знаю сравнительно мало о выбранном предмете.
Он все время смотрел мне прямо в глаза и ни разу не улыбнулся. Я был весь в холодном поту.
В конце концов он задал один вопрос, и я решил, что смогу спасти свое положение. Он сказал: Collapse )
a-lex_7

ПРОЩЕНИЕ

Это случилось в 1805 году, - начал мой старый знакомый. Полк, в котором я служил офицером, стоял на квартирах в Моравии.
Нам было строго запрещено беспокоить и притеснять жителей; они и так смотрели на нас косо, хоть мы и считались союзниками.
У меня был денщик, бывший крепостной моей матери, Егор по имени. Человек он был честный и смиренный; я знал его с детства и обращался с ним как с другом.
Вот, однажды, в доме, где я жил, поднялись крики и вопли: у хозяйки украли двух кур, и она в этой краже обвиняла моего денщика. Он оправдывался, призывал меня в свидетели... - «Станет он красть, он, Егор Автоманов!» - Я уверял хозяйку в честности Егора; но она ничего слушать не хотела.
Вдруг вдоль улицы раздался дружный конский топот: то сам главнокомандующий проезжал со своим штабом. Он ехал шагом, толстый толстый, обрюзглый, с понурой головой и свислыми на грудь эполетами.
Хозяйка увидела его - и, бросившись наперерез его лошади, пала на колени - и вся растерзанная, простоволосая, начала громко жаловаться на моего денщика, указывая на него рукою.
- Господин генерал! - кричала она; - ваше сиятельство! Рассудите! Помогите! Спасите! Этот солдат меня ограбил!
Collapse )
Три креста

КТО-ТО НА НЕБЕ ПОВЕРИЛ В МЕНЯ…

«Я, может, и жив только потому, что верую в Господа. Я через все тяготы войны прошёл, когда со мной ну только смерти не было, она просто случайно мимо прошла. Он, наверное, берег меня для каких-то маленьких моих свершений...
До войны я жил у тётки, мне было шесть лет, в какой-то праздник она дала мне тридцать рублей: „Пойди в церковь, отдай на храм“.
Тридцать рублей! Я помню, они были такие длинные, красненькие. А мороженое, которое я так любил, стоило двадцать копеек. На эти деньги года полтора можно есть мороженое! Нет, не отдам я тридцать рублей каким-то тётям и дядям в храме. Я уже принял решение, что оставлю деньги себе, а тётке скажу, что отнёс.



И тем не менее почему-то всё равно иду к храму. Сам не понимаю, как с зажатым кулаком я оказался около церкви.
Зашёл внутрь, там было так красиво, я стоял весь разомлевший, а потом легко подошёл к служителю и сказал: „Возьмите на храм, возьмите, пожалуйста...“
И вот сейчас я убеждён, что это Господь меня испытывал. С той поры я понял, что Кто-то на Небе поверил в меня. Если бы тогда я не отдал эти деньги, я не смог бы пройти войну, плен, тюрьму...»
Collapse )
a-lex_7

УСТАЛОСТЬ

На Землю
Пришла усталость,
Нельзя ее избежать!..
Матери шара земного
Устали солдат рожать!
Устали гадать на картах
В напрасной надежде
Жить…
Устали швейные фабрики
Военную форму шить!

Collapse )
a-lex_7

РАЗВИТИЕ ВОЕННОЙ ФОТОГРАФИИ

Изображения несчастий, причиненных войной, ныне широко распространены, и мы склонны забывать, что лишь недавно изображения войны стали такими, каких следовало ждать от фотографов, заслуживающих внимания. Изначально фотографы давали по большей части позитивный образ воинской профессии, представляли начало войны и ее продолжение в выгодном свете. Будь на то воля правительств, военная фотография, как и военная поэзия по большей части, прославляла бы жертвенность солдат.
А ведь именно с такого задания, с такого позора и началась военная фотография. Началась с Крымской войны, и Роджер Фентон, которого принято считать первым военным фотокорреспондентом, был не кем иным, как «официальным» фотографом: в начале 1855 года по предложению принца Альберта британское правительство командировало его в Крым. Весь предыдущий год пресса публиковала тревожные сообщения о непредвиденных опасностях и лишениях, которым подвергаются британские солдаты, и, желая как-то нейтрализовать их, правительство предложило известному профессиональному фотографу создать более благоприятное впечатление о непопулярной войне.
Эдмунд Госс в книге «Отец и сын» (1907), мемуарах о своем английском детстве, пришедшемся на середину XIX века, рассказывает, как Крымская война проникла даже в его строгую набожную семью, далекую от всего мирского и принадлежавшую к евангелической общине «Плимутские братья»:
«Объявление войны России было первым веянием большого мира в нашем кальвинистском затворничестве. Родители стали получать ежедневную газету, чего никогда прежде не было, и живо обсуждали события в живописных местах, которые отец отыскивал со мной на карте».
Война была — и сейчас остается — самыми магнетическими (и «живописными») новостями, наряду с бесценным ее заменителем — международным спортом. Но эта война была больше чем новостями. Она была плохими новостями. Влиятельная неиллюстрированная лондонская «Таймс», перед которой не устояли родители Госса, нападала на бестолковое военное руководство, повинное в том, что война затягивалась и войска несли тяжелые потери. Множество солдат гибло не на поле боя: двадцать две тысячи умерли от болезней; тысячи и тысячи солдат лишились конечностей из-за обморожения во время долгой осады Севастополя; некоторые сражения закончились катастрофически. Фентон прибыл в Крым еще зимой, на четыре месяца, договорившись, что будет публиковать фотографии в менее почтенном и менее оппозиционном еженедельнике «Иллюстрейтед Лондон ньюз» (в виде гравюр), выставит их в галерее и по возвращении издаст в форме альбома.
Collapse )
a-lex_7

ВОЕВАТЬ ЛЮБЯТ ПСИХОПАТЫ

В июле 2005 года телеканал «National Geographic» показал зрителям новый проект - многосерийный документальный фильм о способностях человека убивать человека.
Многое в этом проекте оказалось настоящим открытием для общества. Приводимые авторами фильма факты действительно шокируют, а результаты научных исследований в данном вопросе заставляют иначе взглянуть и на самого человека, и на войну. Это кардинально меняет наши представления, казавшиеся устоявшимися и незыблемыми.

Фактура фильма шокирует, и поначалу в нее даже трудно поверить.
В 1947 году американский генерал Маршалл организовал опрос ветеранов Второй мировой войны из БОЕВЫХ пехотных частей с целью определить поведение солдата и офицера в реальных боевых действиях. Результаты оказались неожиданными. Только менее 25% солдат и офицеров боевых пехотных частей армии США во время боя стреляли в сторону противника. И только 2% сознательно целились во врага.
Аналогичная картина была и в ВВС: более 50% сбитых американскими летчиками самолетов противника приходилось на 1% летчиков.
Выяснилось, что в тех видах боев, где противник воспринимается как человек и личность (это пехотные бои, авиационные дуэли истребителей и пр.), - армия неэффективна, и практически весь урон, причиняемый противнику, создается только 2% личного состава, а 98% не способны убивать.
Совсем иная картина там, где военные не видят противника в лицо. Эффективность танков и артиллерии тут на порядок выше, а максимум эффективности у бомбардировочной авиации. Именно ею в ходе Второй мировой войны и был причинен максимальный урон живой силе врага (примерно 70% от всех военных и гражданских потерь противника).
Что касается боевых схваток пехоты «лицо в лицо», то их эффективность - самая низкая среди других родов войск. Причина - солдаты не могут убивать. …
Collapse )