Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

a-lex_7

ОПЕРАЦИЯ «БРИЛЛИАНТ» И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

55 лет назад Израиль провел операцию по угону советского истребителя. Не будь ее, Шестидневная война могла закончиться иначе.

База ВВС в Хацоре, 16 августа 1966 года, 07:55 утра. Исраэль Гилад из авиационного отряда техобслуживания начинает рабочий день, как обычно - телефонным разговором с начальником ангара французских "Миражей" Исраэлем Гершковичем. Но сегодня голос Гершковича полон нескрываемого возбуждения: "Через минуту здесь приземлится "МиГ!" - объявляет он. У Гилада отвисает челюсть: "У наших ВВС нет МиГа!.." Но Гершкович настроен так решительно, что Гилад бросается к машине, на ходу доставая из кармана ключи, и мчится к диспетчерской вышке. Расстояние - всего-навсего полкилометра, но на пути светофор, на котором уже загорелся красный свет. Гилад тормозит - и внезапно прямо над его головой проносится идущий на посадку МиГ. И вот он уже катится по посадочной полосе, а к нему со всех сторон бегут и едут обитатели базы.

Операция почти завершена. Почти - потому что мешает одна незначительная деталь: пилоту не сразу удается выбраться из кабины. Ни "Моссад", ни командование ВВС, полтора года готовившие этот перелет, не учли, что в Хацоре нет трапов для самолетов подобного типа. И тогда командир базы Бени Пелед распорядился использовать лестницу стоявшей неподалеку пожарной машины. По ней капитан военно-воздушных сил Ирака Мунир Радфа спустился на дорожку славы.

МиГ-21 советского производства, который Радфа пригнал в Израиль, представлял собой обновленную версию боевых сверхзвуковых истребителей противника. Западные службы, естественно, мечтали заполучить секреты нового советского оружия. По словам бывшего главы "Моссада" Эфраима Халеви, посадка МиГа в Хацоре открыла новую эпоху: изучив его, американцы сняли эмбарго на поставки оружия в Израиль. А через десять месяцев после операции, когда разразилась Шестидневная война, благодаря "выжатым" из МиГа данным, израильские ВВС в течение трех часов уничтожили основную часть египетской авиации. Успевшие взлететь МиГи были перехвачены и сбиты в молниеносных боях.

Collapse )
a-lex_7

МЕСТЬ за СЕМЬЮ

15 лет назад произошло убийство, о котором по сей день вспоминают, пишут, снимают фильмы. 24 февраля 2004 года в пригороде Цюриха в своем доме был убит авиадиспетчер Петер Нильсен. Его судьба оказалась в руках россиянина Виталия Калоева, который не смог смириться с потерей семьи при крушении пассажирского самолета над Боденским озером 1 июля 2002 года.



1 июля 2002 года в небе над Германией столкнулись грузовой Boeing-757 авиакомпании DHL и пассажирский Ту-154М авиакомпании «Башкирские авиалинии». Катастрофа унесла жизни 71 человека. Погибли два пилота «Боинга», девять членов экипажа Ту-154 и 60 пассажиров, 52 из которых были детьми.

В ту роковую ночь авиадиспетчер Петер Нильсен остался на дежурстве один. По некоторым данным, его коллега в нарушение правил уснул на рабочем месте. Когда грузовой самолет и пассажирский лайнер находились в небе над Боденским озером, Нильсен заметил, что их маршруты пересекаются. Но счет уже шел на секунды.
Авиадиспетчер отдал пилотам Ту-154 команды о снижение, и они сразу же приступили к выполнению его указания. Вместе с этим в кабинах обоих самолетов сработала автоматическая система предупреждения об опасном сближении (TCAS), которая скомандовала пассажирскому лайнеру набирать высоту, а грузовому, наоборот, снижаться. Российские пилоты решили продолжить выполнять указания диспетчера, но грузовой борт начал снижаться по команде TCAS. Пилоты известили об этом Нильсена, но он не услышал этого.
В 21:35 на высоте 10,6 метра «Боинг» врезался в фюзеляж Ту-154. Пассажирский самолет развалился в небе на четыре части. Грузовой борт потерял управление. Они упали в семи километрах друг от друга.

Collapse )
Три креста

СЕРДЦЕ, ЖАЖДУЩЕЕ ПОКЛОНЯТЬСЯ

Люди, сидящие в самолете и на церковной скамье, очень похожи. Они в пути. Чаще всего они ведут себя чинно и представительно. Некоторые дремлют, другие глазеют в окно. Большинство, если не все, удовлетворены предсказуемыми ощущениями от пути.
Для большинства признаки хорошего полета и хорошего собрания поклонения одинаковы. «Хорошо, — говорим мы обычно. — Это был хороший полет/Это была хорошая церковная служба». Мы выходим там же, где входили, и рады вернуться туда снова.
Однако некоторые не согласны довольствоваться всего лишь хорошим. Они ищут чего-то большего. Мальчик, который только что прошел мимо меня, из таких. Я услышал его еще до того, как увидел. Я уже сидел на своем месте, когда он громко спросил: «А мне на самом деле можно будет увидеть пилота?» Он был или везунчиком, или сообразительным малым, потому что заявил о своем желании, едва взойдя по трапу. Этот вопрос дошел до кабины пилота, и он выглянул в салон:
— Кто-то меня искал?
Рука парнишки взметнулась вверх, как будто бы он отвечал на вопрос учителя:
— Я!
— Что ж, иди сюда.
Мама кивнула, и мальчик вошел в кабину пилота — волшебный мир с пультами управления и датчиками. Спустя несколько минут он вышел оттуда с широко распахнутыми глазами.
— Вот это да! — воскликнул он. — Так здорово, что я лечу на этом самолете.
Collapse )