a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

О НАДЕЖДЕ на ВОСКРЕСЕНИЕ

Не хочу же оставить вас, братия, в неведении об усопших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды. Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и усопших в Иисусе Бог приведет с Ним (1 Сол. 4, 13-14). Здесь наперед надобно обратить вни­мание на то, почему апостол, когда говорит о Христе, называет смерть Его смертью, а когда говорит о нашей кончине, то называет ее не смертью, а успением. Не сказал: «о умерших»; но что? — о усопших. И еще: то и усопших в Иисусе Бог приведет с Ним, а не сказал: «умерших». И еще: мы живущие оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим усопших (ст. 15). И здесь не сказал «умерших», но во всех трех местах смерть их назвал успением; а о Христе не так, но как? Если мы веруем, что Иисус умер. Не сказал: «усоп», но: умер. Почему же смерть Христову апостол назвал смертью, а нашу — успением?



Не просто и не без цели он употребляет эти различные выражения, но имея в виду нечто мудрое и великое. Говоря о Христе, он употребил слово: «смерть», чтобы показать действи­тельность Его страданий, а о нас — «успение», чтобы умерить нашу скорбь. Там, где уже совершилось вос­кресение, он смело употребляет слово «смерть», а там, где воскресение есть предмет надежды, употребляет слово «успение», самим названием и утешая нас, и укрепляя благие надежды. Спящий, конечно, встанет; а смерть есть не что иное, как продолжительный сон. Не говори мне, что умерший не слышит, не говорит, не видит, не чувствует, ибо таково же состояние и спящего. Если и можно сказать нечто странное, то и душа спящего как бы спит; а у умершего, напротив, бодр­ствует. Но умерший, скажешь, гниет и тлеет и превра­щается в прах и пепел. Что же из этого, возлюблен­ный? Поэтому самому и надобно особенно радоваться. Тот, кто хочет перестроить развалившийся и ветхий дом, наперед выводит из него живущих, потом разру­шает этот дом и снова воздвигает в лучшем виде. Выведенные не скорбят об этом, а еще радуются, пото­му что обращают внимание не на видимое разрушение, но воображают будущее, хотя еще и невидимое, зда­ние. Так и Бог разрушает наше тело, намереваясь создать его вновь, и сперва изводит живущую в нем душу, как бы из какого дома, дабы, потом воздвигнув его в лучшем виде, опять ввести в него душу с большей славой. Будем же обращать внимание не на разруше­ние, а на будущую славу.

Также, если у кого статуя испортилась от ржавчи­ны и от времени и многие части ее отвалились, то он, разбив ее, бросает в горнило и, тщательно переплавив, делает ее лучшею. И как разрушение такой статуи в горниле не есть уничтожение ее, но возобновление, так и смерть наших тел не есть уничтожение, но обновле­ние их. Итак, когда ты увидишь, что тело наше, как бы в горниле, разлагается и тлеет, то не останавливай­ся на этом внешнем виде, но ожидай обновления, и этой стороной примера не довольствуйся, но прости­райся умом к более важному. Ваятель, ввергая в горни­ло медное тело, получает оттуда статую не золотую и бессмертную, но делает ее такою же медной; а Бог, ввергая в землю тело перстное и смертное, возвращает тебе статую золотую и бессмертную, ибо земля, приняв тело смертное и тленное, возвращает его нетленным и бессмертным. Итак, видя умершего, не на то смотри, что он сомкнул глаза и лежит безгласным, но на то, как он воскреснет и получит неизъяснимую, изуми­тельную и дивную славу, и от настоящего внешнего вида возведи помыслы к надежде будущего. А ты по привычке при этом скорбишь и плачешь? Но не стран­но ли: когда ты отдашь дочь в замужество и муж отправится с нею в далекую страну и там будет жить счастливо, не считать этого бедствием, так как скорбь разлуки облегчается слухом о их благополучии; а здесь, когда не человек, не подобный тебе раб, но Сам Влады­ка берет к Себе твоего ближнего, — печалиться и сетовать? Как же, скажешь, возможно человеку не скорбеть? Я и не говорю этого; я отвергаю не скорбь, а чрезмерность скорби; скорбь естественна, но скорбь чрезмерная свойственна душе безрассудной, умоисступ­ленной и слабой. Поскорби, поплачь, но не ропщи, не малодушествуй, не негодуй; воздай благодарение Взявшему и, украсив отшедшего, препроводи его к Нему в светлой погребальной одежде. Если станешь роптать, то оскорбишь и умершего, и прогневаешь Взявшего, и повредишь самому себе; но если будешь благодарить, то и его украсишь, и прославишь Взявшего, и сдела­ешь пользу самому себе. Плачь, как Владыка твой плакал о Лазаре, показав нам меру, правила и пределы скорби, которых преступать не должно. Так и Павел сказал: не хочу же оставить вас, братия, в неведении об усопших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имею­щие надежды. Скорби, говорит он, но не как язычник, не ожидающий воскресения, не имеющий надежды на будущую жизнь. Я стыжусь, поверьте мне, и краснею, когда вижу, как на торжище толпы женщин бесчин­ствуют, рвут на себе волосы, ломают руки, царапают щеки, и притом — в глазах язычников. Чего не скажут они, чего не наговорят о нас? Это ли любомудрствующие о воскресении? Должно быть, они; но дела их не согласуются с учением; на словах они рассуждают о воскресении, а на деле поступают, как не ожидающие его; если бы они твердо убеждены были, что есть воскресение, то не делали бы этого; если бы уверены были, что умерший отошел к лучшей жизни, то не плакали бы. Это и еще больше этого говорят неверные, слыша такой плач. Постыдимся же, образумимся и не станем делать столько вреда и себе, и видящим это. Почему, скажи мне, ты плачешь так об отшедшем? Потому ли, что он был порочен? В таком случае долж­но благодарить, что положен предел его порокам. Или потому, что он был честный и добрый человек? И о нем надобно радоваться, потому что скоро восхищен, преж­де нежели злоба изменила разум его (Прем. 4, 11), и отошел в страну, где пребывает уже в безопасности, где нельзя опасаться никакой перемены. Или потому, что он был молод? И за то прославь Взявшего, что скоро призвал его к лучшей жизни. Или потому, что он был стар? И за это опять благодари и прославь Взявшего. Постыдись самого вида выноса: псалмопения, молитвы, сонм отцов и такое множество братий — не для того, чтобы ты плакал, скорбел и роптал, но чтобы благода­рил Взявшего. Как призываемых к власти многие про­вожают с почестями, так и верующих отходящих все провожают с великой славой как призванных к высшей почести. Смерть есть успокоение, освобождение от жи­тейских трудов и забот. Итак, когда увидишь, что кто-либо из ближних отошел отсюда, не ропщи, но умились сердцем, войди в самого себя, испытай совесть, помыс­ли, что и тебя немного после ожидает такой же конец. Вразумись и убойся, видя смерть другого, отринь вся­кую беспечность, рассмотри свои дела, исправь прегре­шения, изменись к лучшему. Мы тем и отличаемся от неверующих, что иначе судим о вещах.

Итак, мы должны благодарить Бога не только за воскресение, но и за надежду воскресения, которая может утешить сетующую душу и расположить к бла­годушию при разлуке с отшедшими как имеющими воскреснуть и соединиться с нами. Если надобно скор­беть и плакать, то нужно плакать и сетовать о тех, которые живут во грехах, а не о тех, которые отошли с добродетелью. Так делает и Павел; в Послании к Коринфянам он говорит: чтобы опять, когда я приду, не уничижил меня у вас Бог мой и чтобы не оплакивать мне многих, — не сказал: умерших, но — которые согрешили прежде и не покаялись в нечистоте, блудодеянии и непотребстве, какое делали (2 Кор. 12, 21). О таких надобно плакать. Тому же поучает и другой такими словами: Плачь над умершим, ибо свет исчез для него; плачь и над глупым, ибо разум исчез для него. Меньше плачь над умершим, потому что он успоко­ился, а злая жизнь глупого хуже смерти (Сир. 22, 9-10). Если же всегда достоин плача потерявший рас­судок, то тем более — не имеющий праведности и оставивший надежду на Бога. Таких людей и мы будем оплакивать; такой плач полезен: своими слезами мы часто исправляем их. Сетование же об умерших беспо­лезно и вместе вредно. Итак, не станем изменять порядка, но будем плакать только о грехе, а все прочее: и бедность, и болезнь, и преждевременную смерть, и обиду, и клевету, и какое-нибудь другое из зол, постигающих человека, — все будем переносить благодуш­но. Эти бедствия послужат для нас поводом к получе­нию многих венцов, если мы будем бодрствовать.

Источник: Иоанн Златоуст. О вере, надежде и любви. О покаянии. Избранные поучения. - Украинская православная церковь. Полтавская епархия. Спасо-Преображенский Мгарский монастырь, 2005. - С.254-258.

Tags: Иоанн Златоуст, Христос, воскресение, надежда, скорбь, смерть
Subscribe

  • ПРИДИ ДОМОЙ

    Англия. Девятнадцатый век. Рождество. В маленьком городке есть традиция — в сочельник все дети города получают подарки. Это праздник: сияющие…

  • ЖИВОЕ УПОВАНИЕ в БЕЗУМНОМ МИРЕ

    Слушая рассказы переселенцев, вынужденных бежать с обжитых мест неведомо куда и начинать там все с самого начала, я невольно вспоминаю трагизм…

  • ЧТО ГОВОРИТ ОБО МНЕ ПРОДОЛЖАЮЩИЙСЯ ГРЕХ ?

    Один из наиболее частых вопросов, которые может задать христианин, также является одним из самых тревожных: что мой продолжающийся грех говорит обо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments