a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

АРХИЕПИСКОП КЕНТЕРБЕРИЙСКИЙ о МЕЖРЕЛИГИОЗНЫХ ОТНОШЕНИЯХ, ДЕМОКРАТИИ и ДОСТОЕВСКОМ

Предлагаю вашему вниманию отрывок из состоявшейся в 2010 г. беседы главного редактора журнала “Herald оf Europe” проф. Михаила Борщевского с Предстоятелем англиканской церкви Архиепископом Кентерберийским Роуэном Уильямсом.

М.Б. Англиканская церковь наряду с другими церквами имеет либерально-прогрессивную репутацию. Однако любой церкви необходимо быть в достаточной мере консервативной и традиционной. С этой точки зрения, каковы реальные перспективы объединения различных ответвлений христианства для реализации своей основной задачи — служения Господу и людям?

Р.У. Любопытно, что Вы охарактеризовали англиканскую церковь как либеральную и прогрессивную. Действительно, наша церковь пользуется подобной репутацией в основном из-за наших взглядов на рукоположение женщин. Между тем, в начале своего служения каждый англиканский священник и епископ дает торжественное обещание быть преданным Библии и церковным догматам. С католической и православной церковью нас связывают заветы раннего христианства и священные обряды, которые мы унаследовали. Я считаю, что это, несомненно, дает нам основания для нахождения общего языка. Мы не отделены друг от друга как непреодолимо чуждые общины. Этот факт, безусловно, делает возможным определенный уровень взаимодействия. Мы верим в единого Бога — Отца, Сына и Святого Духа; мы берем за основу единое ритуальное устройство церкви — крещение и святое причастие. Я полагаю, наше взаимодействие основывается на том, что мы все созданы по образу и подобию Божьему — Отца, Сына и Святого Духа, и мы стремимся в своих совместных усилиях почитать этот Образ и позволить Ему процветать в жизни людей и общества…

М.Б. Возможно ли историческое примирение между христианством и другими религиями, в частности с исламом? Каково будущее христианства, принимая во внимание нынешнее демографическое положение?

 


Р.У. Я считаю, что некоторым людям свойственно несколько преувеличивать данную демографическую проблему. На самом деле происходит следующее: многие мусульмане, приезжающие в Англию, — это выходцы из беднейших слоев населения, выходцы из деревень. У людей из подобной среды, естественно, большие семьи, поскольку в условиях бедности необходимо иметь большую семью, чтобы обеспечивать существование ее членов; безусловно, традиции и обычаи здесь тоже играют роль. С переходом в нашей стране мусульман в средний класс размер их семей сокращается. Поскольку мусульманские сообщества все больше интегрируются в жизнь нашей страны и других западноевропейских государств, мы, вероятнее всего, не станем свидетелями глобального демографического сдвига, который порою предрекают ученые. Я имею в виду, что семьи не будет столь уж большими, что более поздний брак и меньшее количество детей станут нормой как среди мусульман, так и немусульман. Но все это только догадки. В данный момент в Англии нашей основной практической задачей является построение дружбы и доверия на местном уровне, на уровне уличного взаимодействия между мусульманскими и немусульманскими группами. Часто происходит диалог между лидерами, в ходе которого мы обмениваемся мнениями и замечательными идеями, но необходимо перенести опыт на общение людей на городских улицах. Теперь в нашей стране существует христианско-мусульманский форум — государственный орган, состоящий из числа местных диалоговых групп для людей, как мы уже говорили, на уровне уличного взаимодействия, для людей, которые хотят работать вместе в школах, и над иными проблемами муниципального развития. Помимо этого, Форум организует конференции с выездом на уикенды местных священников и региональных мусульманских лидеров. Они уезжают вместе на 2-3 дня, чтобы обсудить и ближе узнать религиозные убеждения друг друга. На этом уровне мы стремимся создать фундамент осмысления и взаимопонимания.

М.Б. В чем, на Ваш взгляд, заключается принципиальное различие между верующим и неверующим человеком? Можно ли преодолеть пропасть различий между религиозным и нерелигиозным мировосприятием на уровне бытового взаимодействия между людьми?

 Р.У. На практике эти различия, как правило, преодолеваются на уровне социального взаимодействия, тем не менее разногласия существуют. Верующий человек считает, что в конечном итоге он несет ответственность не только перед другими людьми, но и перед Богом; это человек, который в состоянии объяснить причину своего отношения к деспотичному или несправедливому государству. Вне зависимости от того, какие силы противостоят мне, во имя правды я должен сказать “нет” этой несправедливости. История двадцатого столетия знает множество выдающихся примеров великих людей, которые подобным образом говорили “нет”: Дитрих Банхоффер, преследуемый нацистами, мать Мария Скобцова в Париже и многие другие. Для меня сущность верующего человека заключается в этой свободе сказать “нет” в лицо любой тирании; неверующий человек тоже может сказать “нет”, но верующий знает, почему говорит “нет”.

 М.Б. Подобная ответственность за свои поступки и ответственность за правду может быть в каком-то смысле сродни ответственности, которую несет человек, будучи членом демократического общества. Демократия основывается на личностной ответственности…

 Р.У. Несомненно, демократия зиждется на той идее, что каждый несет ответственность за себя, за свои решения, а также за ближнего своего, поскольку демократия, основанная лишь на понятии отдельно стоящей личности, ведет к потребительскому обществу; демократию, где каждый осознает свою ответственность за ближнего, я бы назвал Христианской демократией.

М.Б. Более личный вопрос — почему Достоевский стал писателем, столь близким Вашему сердцу?

 Р.У. Когда я читал Достоевского, у меня складывалось впечатление, что передо мной писатель, чья вера позволила ему, не пряча глаз, заглянуть в самые темные уголки человеческого сердца. Он не отрицает и не опрощает агонию человеческого существования и сомнений, и тем не менее не отступает от своих убеждений. Я думаю, это основная причина, почему Достоевский заговорил со мною, когда я был молодым человеком, и продолжает говорить со мною и по сей день.

 М.Б. Вопрос из “анкеты” Марселя Пруста — если однажды Вы встретитесь с Богом, о чем Вы его по-просите?

 Р.У. Я попрошу Его о Милости. Я не хочу, чтобы Бог разрешал какие-либо интеллектуальные проблемы. Я просто скажу: Господи, помилуй!

Источник: Христианская демократия — это ответственность за ближнего. Архиепископ Кентерберийский Роэн Уильямс беседует с Михаилом Борщевским // Вестник Европы. - 2010. - №28-29.


Tags: Достоевский, Церковь, вера, религия, христианство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments