a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

БОГОИЗБРАННОСТЬ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА


Размышления внучки Михаила Гершензона о книге «Судьбы еврейского народа»

Книга Михаила Гершензона "Судьбы еврейского народа" — едва ли не самая выстраданная, кровью написанная его вещь…

По мысли Гершензона, судьба еврейского народа предстаёт прообразом, "моделью" судьбы всего человечества и каждого отдельного человека — "нищего странника на земле". Все надежды на то, что можно построить на земле для себя или для своего народа незыблемо прочный "дом", могущественное "царство", обеспечить своей нации земное материальное благоденствие на все времена, — не более чем иллюзия, и трагическая судьба еврейского народа — наглядное тому подтверждение. "Я думаю, всё человечество идёт одним путём: от природной бедности к накоплению и затем снова к иной, уже добровольной нищете. Еврейство проходило этот путь с особенной, я сказал бы, прообразной стремительностью…"

Этот "стремительный" путь еврейского народа, по мысли Гершензона, не случаен: таково было предопределение Бога "избранному народу". "Не всякий народ мог бы пройти путь еврейского народа; не всякая вера, не всякий моральный строй способны произрастать пересаженными на двадцать почв, в сущности — под любым небом, как еврейство. Бездомность ему врождена". На протяжении тысячелетий "избранный народ" учился "бездомности", мучительно преодолевая естественную человеческую тягу к оседлости, прочному дому, земле своих предков… "Бичами и скорпионами истязал еврейский Бог тело своего любимого сына. Какие ужасы погромов, скитальчества, смертельного страха, унижения и нищеты (…) Рвал крючьями тело, жёг раскалённым железом, ничего не жалел — ни старых, ни дев, ни бессловесных младенцев. Всё отрывал, отрывал и гремел с небес: “А, сластолюбец, непокорный раб! Опять угрелся в логовище? Иди! Не прилепляйся сердцем ни к чему земному, странствуй сердцем!”"

 

Быть может, и так… Но очень трудно принять мысль Гершензона, что гонители евреев были исполнителями Божественного промысла, что еврейский Бог "сам тайным зовом призвал Тита разрушить его царство, крестоносцев — избивать его сыновей, Филиппа — изгнать их из Испании, кишинёвскую чернь — громить их дома"; что палачи и погромщики были "строгими наставниками", которые "учили" евреев тому, что, по сокровенному замыслу Бога, было их благом, — рассеянию, отказу от земного тёплого "логовища"…

Но не так всё безнадёжно. В "Судьбах еврейского народа" Гершензона я ощущаю таящийся подспудно, как бы "не замеченный", не упомянутый автором, но неумолимо пробивающийся изнутри "луч света", озаряющий самый главный, определяюще важный момент в судьбе еврейского народа, в его многотысячелетней истории. Еврейский Бог, жестоко, без пощады терзающий Свой народ, "так возлюбил… мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин 3. 16).

"И слово было у Бога, и слово было Бог" (Ин 1. 1). Бог "сошёл с небес" и "вочеловечился" — не в мудром эллине, эпикурейце и философе; не в горделивом, властолюбивом римлянине; не в диком скифе, невинном в своём зверином неведении, нет — Бог "вочеловечился" в еврее… Бог пришёл "в народ", в котором прочно утвердился монотеизм, который страстно верил в близкое пришествие мессии. Казалось — Его должны были принять с великой радостью, уверовать, узнать, как узнал апостол Пётр: "Ты — Христос, Сын Бога живого…" (Ин 6. 69). Не поверили, не узнали… Хотели и ждали другого мессию — способного избавить Израиль от ненавистного рабства, повергнуть к его ногам Рим, вернуть могущество Соломонова царства, обеспечить евреям материальное процветание, дать власть над другими странами и народами…

Издевательства и пытки, мучительная смерть на кресте и вечное бессмертие Иисуса — прообраз судьбы Его народа. "Вы же — Христовы, а Христос — Божий" (1 Кор 3. 23). Страшные гонения, вечное унижение евреев и, наконец, едва ли не самое страшное в еврейской истории — Холокост — не наказание евреям за то, что они "распяли нашего Иисуса Христа", как твердили да и по сей день твердят черносотенцы всех мастей, оправдывая еврейские погромы, но и не продуманный беспощадный урок свирепого "воспитателя".

История Европы ХХ века — "страстнАя неделя" всего человечества, "ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины" (1 Кор 12. 13), ещё одно "распятие" Иисуса, проявление лютой ненависти к Нему как к Богу, жгучее желание избавиться от Него, уничтожить, убить…

История еврейства немыслима без Иисуса Христа. Если вдуматься, Он воплотил сторицею все надежды, которые возлагали евреи на грядущего мессию. Гордый Рим пал ниц перед Распятым Иудеем, Его Царство насчитывает миллиарды граждан всех наций и рас. Еврейская Мать почитается Матерью, Царицей Небесной, Защитницей десятков стран и народов. Вот уже два тысячелетия люди всего мира изучают историю еврейского народа как Священное Писание, знают её куда лучше собственной истории. В честь евреев Павла и Петра воздвигнуты самые величественные соборы Европы…

Иудаисты по сей день всего этого не видят, не признают, ожидают другого мессию, жаждут другой славы и другой власти — торжества и укрепления еврейского национализма, против чего с такой тревогой предостерегал Гершензон. Так почему же он, мудрец и провидец, даже не упомянул в своей книге Иисуса Христа? Мне думается, что дело не в приверженности иудаизму — идеалист Гершензон не был фанатичным приверженцем религии своих предков. Скорее, дело в отношении к Иисусу передовой русской интеллигенции рубежа XIX–ХХ веков, и в частности властелина умов, глубоко чтимого Гершензоном Льва Толстого, утверждавшего, что великое кощунство считать Иисуса Христа — Богом.

И всё же — вряд ли случайно на последних страницах "Судеб еврейского народа" мы находим слова, как бы подводящие итог размышлений Гершензона: "Может быть, последняя воля еврейства сказалась в словах, прозвучавших некогда из глубины, — “Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся”". Гершензон, цитируя, не ссылается на источник. А источник — Евангелие от Матфея, Нагорная проповедь. Завершается же книга фразой: "А еврейское царство — не от мира сего"…

"…Иисус отвечал: Царство Моё не от мира сего…"  (Ин 18. 36).

Дед не посмел, возможно, не счёл себя в праве затронуть крайне болезненную для людей его круга тему божественной сущности Иисуса, Бога и Человека, Сына Человеческого — второго Адама, принявшего на Себя не только грехи всего человечества, но и все его страдания. Остановился на полуслове. Можете счесть это моей фантазией, наивной мистикой, но я чувствую: он просит меня оттуда, где он сейчас, договорить за него…

Когда-то, в 1970-е годы, я написала "самиздатовскую" песню "Агасфер":

Есть старинная легенда
про бродягу Агасфера:
Вечно странствует по свету
вечный странник, Вечный Жид.
Год проходит, век проходит,
по минуткам минет эра,
А дорога словно лента
из-под посоха бежит…
Я бреду, бреду по свету,
я отбил в дороге пятки.
Чуть присяду, чуть поверю,
что нашёл свой отчий дом, —
Вмиг меня возьмут за шкирку:
"Убирайся, жид проклятый,
Уходи своей дорогой,
за своим ступай добром!"
Я бреду, бреду по свету,
я ищу свою берлогу
В тридевятом государстве,
в тридесятой стороне…
Ах, зачем, безмозглый дурень,
я не дал напиться Богу,
Что тащил Свой крест к Голгофе
на израненной спине!
До сих пор во сне я вижу
эти спёкшиеся губы
И венец, такой колючий
над таким красивым лбом.
"Агасфер, подай водицы!"
Я Ему ответил грубо:
"Убирайся, Бог проклятый,
за своим ступай добром!"
Я бреду, бреду по свету,
я совсем дошёл до ручки,
Я согласен хоть в могилу,
а дороге нет конца…
Колют, колют, колют ноги
эти подлые колючки,
Очень колкие колючки
из тернового венца…

 

Источник: Чегодаева Мария. Богоизбранность человечества. Прозрения и парадоксы Михаила Гершензона // Истина и жизнь. – 2006. - №2.

 

 


Tags: Бог, Христос, евреи
Subscribe

  • СЕМЬ МЫСЛЕЙ КРИСТИАНА БОУВИ

    Кристиан Нестел Боуви (1820-1904), американский писатель-сатирик и издатель. Раньше, когда крупное состояние можно было составить только…

  • СЕМЬ МЫСЛЕЙ КАРЛА ГУСТАВА ЮНГА

    Карл Густав Юнг (1875 — 1961) — швейцарский психиатр и педагог, основоположник одного из направлений глубинной психологии —…

  • СЕМЬ МЫСЛЕЙ о ДОБРОТЕ

    Доброта — защитная реакция юмора на трагическую бессмысленность судьбы. Сомерсет Моэм Доброта — язык, на котором немые могут…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment