a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

АЛЬФРЕД ПОЛЬГАР. ТРИ НИКЧЕМЫЕ ВЕЩИ


Представляю вам, (если вы еще не знакомы), Альфреда Польгара (1873–1955) – выдающегося немецкого писателя, прозаика, драматурга и фельетониста. Вынужденный эмигрировать из национал-социалистской Германии, Польгар жил и писал во Франции, а затем в США. Если бы я был помоложе, то охарактеризовал бы его работу «Три никчемные вещи» коротко - ржач. Но поскольку я не могу себе позволить такого легкомыслия, то скажу, что его рассказы отличают тонкий юмор, самоирония и неожиданный взгляд на привычные предметы. Наслаждайтесь, и если понравится - отправляйтесь прямиком в комменты, я вас там жду…

 

Три никчемные вещи

У меня есть браунинг

С тех пор как я им обладаю, мне кружит голову предощущение убийства, запах крови и мужества. Я напрягаю мускулы, которых у меня нет, или начинаю поддаваться гневу, которого не испытываю. С тех пор как в ящике моего письменного стола дремлет эта невероятная энергия, я смеюсь над слабостью, притаившейся в уголке моего сердца.

 

Браунинг мой отливает темным, плотным металлическим блеском. Я заставил продавца оружием хорошенько смазать его маслом, после этого он выглядит куда моложе и готовым к приключениям. Шесть желтых патронов лежат в стальной обойме. Стоит только пошевелить пальцем, и одна желтая пулька нырнет в нутро браунинга. Когда я показывал незаряженное оружие моему другу, оно вдруг выстрелило, и пуля попала в стену. Мой друг побледнел, и не просто так, а от страха. Его смерть меня очень огорчила бы. Как-никак он считает меня гением.

Иногда, держа палец на курке, я приставляю браунинг к виску. В такие минуты тебя охватывает острое, сладострастное чувство: ты осознаешь всю несоизмеримость, всю ничтожность движения, которое сейчас необходимо, чтобы... и все величие уверенности, что этого движения ты не сделаешь.

Мой браунинг с полной обоймой спит на пачке писем моей любимой. Он молчит, отдыхая на мягкой бумажной подушке, от самодовольства он сыто, холодно блестит, мой плотный металлический браунинг. Сквозь маленькую круглую дырку, которая для него глаз и рот, можно заглянуть в его душу. Она у него черная, пустая, холодная и узкая.

Часто я воображаю, что мог бы сделать с этой хрупкой машиной смерти. Иду я, например, ночью по пустынной улице. Ко мне приближается какой-то страшный человек, задумавший недоброе. Я даю ему приблизиться, потом молниеносно выхватываю руку из кармана, и глаз моего браунинга смотрит на этого верзилу. И он бросается наутек, да как! А если бы он не убежал? Если бы он подошел поближе? Выстрелил бы я? Мне даже кажется, что рука без браунинга, но готовая выстрелить, куда лучшее оружие, чем браунинг в неуверенной руке.

Часто меня посещают сомнения: а вдруг мой браунинг действительно всего лишь пресс-папье, потому что это мой браунинг.

У меня есть любимая

С ней меня познакомил мой друг, книготорговец. Только любимой девушки мне и не хватало. Не может же в конце концов человек страдать исключительно от безденежья. У моей любимой очень много общих черт с моим браунингом. Она маленькая, чистенькая и опасная. Она любит мазаться, тогда она выглядит куда моложе и готовой к приключениям. На всякий случай у нее тоже наготове обойма из шести пулек (пусть обойма и не из стали). Первая пуля – “Самоубийство”, вторая – “Ты меня бросишь?”, третья – “Слезы”, четвертая – “Ты меня не любишь”, пятая – “Я живу, как хочу” и шестая – “Я всем ради тебя пожертвовала”. Глаза у нее черные, как зрачок браунинга. Однажды я объяснил все это моему другу. Выстрел попал, куда надо, – сегодня-то он разбирается в ее механизме лучше, чем я.

Иногда я обнимаю любимую и целую ее в губы. Это острое сладострастное чувство: ты ощущаешь бесконечность любви... и отчетливо понимаешь, что она ушла!

У меня есть воля

Ее я унаследовал от моего отца, честного человека, упустившего свой шанс в жизни, всегда справедливого и терпевшего любую несправедливость, убившего свой талант и служившего тем, кто был недостоин служить ему. Воля у меня с изъяном, вроде инвалида. Но это понятно, ведь нет ни одного поражения в моей жизни, в котором она не сыграла бы своей роли. Она первой бежала с поля боя, дольше других валялась в госпиталях и всегда капитулировала первой.

Никчемные это вещи – мой браунинг, моя любимая и моя воля. Да, но если бы они однажды встретились в подходящий момент, вот был бы праздник!

 


Tags: Альфред Польгар, юмор
Subscribe

  • ТОТАЛИТАРИЗМ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ БИБЛИИ

    Вызовы зла Сведущий читатель, хорошо знакомый с содержанием Священного Писания, воспримет тему «Библия о тоталитарности», скорее…

  • ПАМЯТНИК ЖЕРТВАМ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ

    Недавно в Турции открыли мемориал, посвященный жертвам домашнего насилия: 440 пар туфель, прибитых к стене , символизируют беззащитность женщин…

  • ЧЕСТНЫЙ ЭЙБ

    В политике он появился буквально из ниоткуда. Долговязый, худощавый, с простым крестьянским лицом – именно в таком, вовсе нетипичном для…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments

  • ТОТАЛИТАРИЗМ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ БИБЛИИ

    Вызовы зла Сведущий читатель, хорошо знакомый с содержанием Священного Писания, воспримет тему «Библия о тоталитарности», скорее…

  • ПАМЯТНИК ЖЕРТВАМ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ

    Недавно в Турции открыли мемориал, посвященный жертвам домашнего насилия: 440 пар туфель, прибитых к стене , символизируют беззащитность женщин…

  • ЧЕСТНЫЙ ЭЙБ

    В политике он появился буквально из ниоткуда. Долговязый, худощавый, с простым крестьянским лицом – именно в таком, вовсе нетипичном для…