a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

ВО ИМЯ ДЕТЕЙ

Во всех известных мне культурах жизнь детей ценится выше, чем жизнь взрослых. Все знакомые мне родители с радостью сами приняли бы страдания, лишь бы избавить от них своего ребенка. Таким образом, быть готовым рискнуть своим ребенком — это предельное испытание любви, и именно поэтому мы настолько ценим детей.
Позвольте проиллюстрировать это в самом прагматичном ключе. Ни одна часть света не видела больше боли, страданий и войн, чем Ближний Восток. Всякий, кто оказывается в этом регионе, ощущает напряжение (будь то осознанно или подсознательно) и понимает, что все происходящее там рассматривается в контексте конфликта. Интересно, что в свое время журналисты спросили Голду Меир, когда же на Ближнем Востоке прекратится кровопролитие. Она ответила: «Когда они полюбят своих детей сильнее, чем ненавидят нас». Такое могла сказать только мать, и только житель Востока мог применить к сложному политическому вопросу подобный подход.



Впрочем, в ответе Голды Меир присутствует определенная ирония, поскольку весь конфликт в данном регионе вращается вокруг того, чьи сыновья имеют право владеть отдельными территориями и жить на них. Обе стороны доказывают, что они любят своих сыновей, и что именно ради этой любви они сражаются за землю.
В таком случае возникает вопрос: «Какая из страстей возьмет верх: любовь к своим детям или ненависть к чужим?» После тщательного анализа данной проблемы выявляются две противоречащие друг другу силы: моя любовь к моим детям и моя ненависть к врагу, который, по моему пониманию, стоит на пути у моих детей. Считаю, что именно в этом Крест дает недостающую согласованность.
Хорошая иллюстрация, поясняющая, что я имею в виду, – это разговор, который состоялся у меня с одним из лидеров «Хамаса», – исламистского движения сопротивления, которое ради достижения своих целей старается постоянно держать в напряжении Ближний Восток. Несколько лет назад я вместе с другими религиозными лидерами Запада, принимавшими участие в миротворческой миссии, был приглашен на обед и общение в дом шейха. Слушая его рассказы обо всех страданиях, пережитых им и его семьей, о том, сколько смертей довелось повидать его народу, мы отчетливо осознавали всю силу бушевавших в этом регионе страстей.
После того, как шейх закончил свой монолог, каждому из нас было разрешено задать ему по одному вопросу. Получив на свой вопрос неудовлетворительный ответ, я сказал: «Шейх, мы с вами, возможно, больше никогда не увидимся, и я хотел бы кое-что сказать вам. Пять тысяч лет назад на одном из холмов недалеко отсюда Авраам был готов принести в жертву своего сына. Вы помните эту историю?»
— Да, — ответил шейх.
— Авраам приготовил все, что было необходимо для жертвоприношения. Когда он занес нож, намереваясь убить своего сына, Бог остановил его и кое-что сказал ему. Вы помните, что сказал Бог?
Не понимая, к чему я клоню, шейх немного помолчал, а потом ответил:
— Бог повелел: «Остановись! Не причиняй вреда мальчику. Я усмотрю жертву».
— Еще ближе к тому месту, где мы с вами сидим, есть еще один холм. Примерно две тысячи лет назад Бог сдержал Свое обещание, возведя на этот холм Своего собственного Сына, и на этот раз Он позволил лезвию ножа совершить свое дело.
Шейх молчал, как и все остальные присутствующие в комнате. Тогда я сказал: «Шейх, до тех пор, пока мы с вами не примем усмотренного Богом Сына, мы всегда будем приносить в жертву своих сыновей и дочерей на мировых полях сражений за земли, власть и право собственности». Мне хотелось, чтобы он запомнил эти слова на всю свою жизнь.
Сказать, что в комнате стало очень тихо, – значит ничего не сказать. Вскоре прием подошел к концу, мы спустились по лестнице, и нас проводили к машинам. Шейх, подойдя ко мне, обнял меня и, расцеловав в обе щеки, сказал: «Вы хороший человек. Надеюсь, мы с вами еще когда-нибудь увидимся».
Во время того искреннего разговора посреди самых, наверное, напряженных из всех возможных обстоятельств я вдруг осознал одну истину. Для большинства из нас все, что мы делаем или обретаем в жизни – карьера, дом, законы, которые мы поддерживаем, — неизбежно служат единственной цели: дать нашим сыновьям и дочерям лучшие возможности для жизни и достижения успеха, чем были у нас. Так повелось во всем мире. Если человек халатно относится к своим семейным взаимоотношениям или обязанностям, но при этом преуспевает в чем-либо другом, ему трудно избавиться от чувства поражения. Любой успех блекнет. Однако Бог из Своей любви к этому миру отдал на страдания и смерть собственного Сына. В этом и заключается удивительное послание Евангелия. Только в Евангелии мы находим полный триумф над болью, смертью и грехом, потому что нашу боль, нашу смерть и наш грех понес на Себе Божий Сын.

Источник: Рави Захариас. Христианство, не оправдавшее надежд.
Tags: война, дети, мир, ценности, цитата
Subscribe

Posts from This Journal “дети” Tag

  • ИМПУЛЬС МИЛОСЕРДИЯ

    Пс.81:3-4 « Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость; избавляйте бедного и нищего; исторгайте [его]…

  • СОЦИАЛИЗАЦИЯ ДЕТСКОГО СТРАХА

    А. И. Захаров отмечает, что «существуют две взаимоисключающие точки зрения в отношении возникших страхов. По одной из них, страхи – это…

  • БОЖЕ, ПОЧЕМУ ИМЕННО Я?

    Ее новорожденная дочь была ответом на молитвы и долгое ожидание. Когда она, наконец, увидела ненормального слепого ребенка, ею овладели…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment