a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Category:

СПОРНОЕ ТОЛКОВАНИЕ №21. Чаша в Гефсимании

Иешуа был арестован ночью, после пасхального ужина с двенадцатью Апостолами, в Гефсиманском саду. Перед самым своим арестом он испытал агонию, во время которой трижды молился Богу. Первая его молитва была такая:
Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты. (Матф. 26:39). Во второй раз он помолился так: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя. (Матф. 26:42). В третий раз, как пишет Матфей, он помолился теми же словами, что и перед этим (… и помолился в третий раз, сказав то же слово. Матф. 26:44).
В этой молитве Иешуа, совершенно очевидно, просит Бога о том, чтобы некая чаша миновала его. На вопрос о том, что это за чаша, традиционный ответ – чаша гнева Божьего, которую ему предстояло испить на кресте. Но тогда напрашивается следующий вопрос: разве Иешуа не пришёл именно для того, чтобы испить эту чашу? Разве не в этом состоял весь план Божий – чтобы Иешуа пошёл на крест как жертва за наши грехи? А коли в этом, почему же он в самую последнюю минуту как будто бы колеблется и выражает своё нежелание страдать и умирать? На это нам говорили, что в этот момент мы лучше всего можем увидеть, что Господь наш – человек, самый настоящий человек, который хочет не умирать, а жить. Что вот тут, дескать, мы и видим лучше всего, что у нас есть первосвященник, который понимает нас, слабых и грешных людей. Что и у него в жизни был момент слабости и колебания. Что и у него была плоть, не желавшая страданий, и он совершенно откровенно говорил Богу обо всём, что чувствовал. При этом, разумеется, не настаивая на своих желаниях, но подчиняя и вверяя их Богу. Ведь последние-то слова Его молитвы – да будет воля Твоя. То есть он лишь озвучивает свои желания, колебания, чувства – но не ставит их во главу угла. Хороший пример для нас, который Бог почтил – ведь в конце-то концов, после третьей молитвы, Иешуа встал и пошёл исполнять волю Божью, а не убежал к маме.



Я придерживался этого очень распространённого толкования до недавнего времени, пока не познакомился с другим, менее известным, но намного более разумным, как мне кажется. Но прежде, чем поделюсь с вами своей находкой, пару слов о том, почему традиционное толкование проблематично.
Если Иешуа просит Отца позволить ему не умирать, Он фактически молится против известной ему воли Божьей. Да, он не настаивает на своём, однако факт остаётся фактом – он начинает переговоры с Богом. Причём предмет этих переговоров – не исцеление очередного больного, или изгнание очередного беса из кого-то. Нет – речь идёт об искуплении человечества, о главной цели всей Его жизни. Он прекрасно знает, что именно ради этого послан. Он говорит ученикам о своих грядущих страданиях и смерти. Более того – когда Пётр, осознав, чем тут пахнет, начинает его отговаривать от этого плана, Иешуа отчитывает его довольно резко: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. (Матф. 16:23).
Соблазн – это возможность согрешить. То есть преступить волю Божью. Что же получается? Иешуа отчитывает Петра за то, что у того на уме чисто человеческое, а не Божье – а сам не только думает об этом, но и не стесняется высказать свои чисто человеческие желания Богу в молитве прошения? Так это же ведь, пардон, полновесный грех, который нисколько не смягчается последующим реверансом «не моя воля, но Твоя». Ты знаешь, что твои желания противоречат воле Божьей? Так хотя бы уж не проси Бога дать тебе желаемое, в таком случае! Попроси его укрепить тебя, чтобы тебе хотеть того, чего хочет он! Чтобы твоя воля была в гармонии с Его волей! Чтобы ты исполнял его волю не в качестве великого одолжения, которое ты делаешь Богу, а от всего сердца!
Так что первая проблема с таким пониманием чаши в том, что оно превращает Иешуа в грешника. Он выступает перед нами в этом случае не просто человеком, а человеком, не желающим исполнять волю Божью. А вот это противоречит всему остальному, что Писание говорит о Его отношениях с Отцом. Особенно ясно мы видим Его полное единство с Отцом в Евангелии от Иоанна, где читаем такие слова:  «Моя пища есть творить волю Пославшего меня и совершить дело Его» (Иоанна 4:34). Пища. Воля Божья для него – как для нас пища. Источник жизни, энергии, сил. Соответственно, всё, что противоречит воле Божьей – отрава.
Вот ещё одно высказывание о том же: «Я сошёл с небес не для того, чтобы творить волю мою, но волю пославшего меня Отца» (Иоанна 6:38). Эти и многие другие подобные высказывания совершенно не вяжутся с обликом Иешуа, который нам рисует традиционное понимание молитвы о том, чтобы не пить чашу.
Кроме уже указанных проблем, связанных с этим толкованием и понимаемой таким образом молитвой, нужно отметить ещё как минимум пять.
Во-1-х, если Иешуа не хотел умирать, то почему ему нужно было молиться об этом? Зачем просить Отца пронести мимо него чашу страданий и смерти, если он получил от Бога власть отдать собственную жизнь? Он же говорит об этой власти в Евангелии от Иоанна прямым текстом: «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее. Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее. Сию заповедь получил Я от Отца Моего» (Иоанна 10:17-18). Так что Бог не собирался лишать Иешуа жизни. Иешуа был намерен сам отдать свою жизнь. И он умер именно так (Иоанна 19:30): испустил дух добровольно, по собственному желанию. Итак, если он имеет полную власть над собственной жизнью и смертью, зачем молиться об этом Богу?
Во-2-х, Иешуа никогда не получал от Бога отказ. Бог всегда отвечал на Его молитвы, и давал ему просимое. Воскрешая Лазаря, Он сам сказал именно это: «Я знал, что Ты всегда услышишь меня» (Иоанна 11:42). Иешуа учил людей о молитве вообще и о молитве веры в частности. Однако в данном случае он, по-видимому, получил отказ. Почему? Что-то произошло в Его отношениях с Богом накануне самого ответственного дня Его жизни? Или у Него не было достаточно веры на то, что чаша действительно минует его? Вопросы совершенно крамольные, разумеется, но необходимые!
В-3-х, как в свете всего вышесказанного звучат слова Иешуа об ученичестве:
«Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Матф. 16:24-25). Если ты хочешь избежать креста, какое моральное право ты имел призывать своих последователей нести крест свой? И если ты сам хочешь сберечь свою жизнь, то не рискуешь ли сам потерять её тем самым, по собственному же учению? А если рискуешь, то как тебе верить после этого? Что ты за учитель?
В-4-х, ты говоришь одному из своих ближайших учеников: «Неужели мне не пить чаши, которую дал мне Отец» (Иоанна 18:11). Но ты же только что молился о том, чтобы эта чаша миновала тебя. Как у тебя язык поворачивается произнести такие слова после этих трёх молитв? Где у тебя совесть? Она у тебя есть вообще?
В-5-х, если Иешуа так боялся предстоящих ему страданий, то почему Его Апостолы радовались тому, что их побили – то есть высекли – за проповедь Евангелия (Деян. 5:41)? Почему Стефан – первый из его учеников, принявший мученическую смерть за веру – делает это без колебаний и молитв о том, чтобы чаша эта миновала его? Его единственная молитва перед смертью – за побивающих его камнями о том, чтобы Бог не вменил им этот поступок в грех (Деян. 7:60). И почему Павел говорит, что хочет быть узником и готов умереть за имя Иешуа (Деян. 21:13)? Почему более поздние мученики за веру, как правило, не пытались избежать мученической смерти, а некоторые даже искали её?
Все эти – а возможно, и другие вопросы – остаются без ответа, если чаша, которую Иешуа не хотел пить – это его страдания и смерть.
Давайте обратимся к Евангелисту Луке.
И, выйдя, пошел по обыкновению на гору Елеонскую, за Ним последовали и ученики Его. Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение. И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет. Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю. (Лук. 22:39-44).
Это описание отличается от других упоминанием смешанного с кровью пота, который выступил на теле Иешуа. Описание не случайное, поскольку его автор – Лука – был врачом, и явление, которое он описывает, было ему, вероятно, знакомо по роду его профессии. Называется оно в медицине гематидроз, что в переводе с греческого означает «кровавый пот». Явление это встречается очень редко, поэтому считается относительно малоизученным. Суть его в том, что капилляры – тонкие кровеносные сосуды – под сильным внутренним давлением прорываются, и кровь из них попадает в железы, выделяющие пот, и смешивается с ним. Чистая физика, никакой мистики. Вызывается оно, в числе прочего, сильным психологическим напряжением. Исследователи упоминают случаи, когда кровавый пот выступал на теле солдат перед сражением, или у мужчин, приговорённых к смертной казни, в ожидании приведения приговора в исполнение.
Иешуа прекрасно знал, какие страдания ему предстоят, так что неудивительно, что он находился в агонии – слово «борение» в синодальном переводе соответствует греческому «агония», то есть борьба. Его тело и чувства, разумеется, сопротивлялись мысли о необходимости пройти через всё предстоящее, так что борьба совершенно понятна. Тогда становится понятен также и кровавый пот. Что остаётся непонятным – это молитва о чаше.
Ситуация прояснится, если предположить, что гематидроз может привести к смерти от кровопотери либо через обильное выделение кровавого пота, либо вследствие внутреннего кровотечения. Верное ли это предположение – сказать трудно. В онлайн журнале «Медикал Ньюс Тудэй» в статье 2017 года о гематидрозе написано, что летальных, то есть смертельных, исходов этого симптома не наблюдалось. Другие авторы говорят, что летальный исход возможен. Если это так, то не исключено, что Иешуа не просто был в агонии, а ощущал приближение смерти. Причём смерти прямо там, в Гефсиманском Саду, и не от меча римских солдат, шедших арестовать его, а от внутреннего напряжения и кровотечения. И в таком случае его молитва понятна.
Чаша – это преждевременная смерть. Он должен умереть на Гологофе, на Кресте, между небом и землёй, на следующий день, как Пасхальный Агнец. Однако дьявол хочет убить его прямо тут, в Саду, ещё до ареста. Если это произойдёт, то либо план Божий будет сорван – чего Иешуа не хочет – либо Бог должен будет воскресить его из мёртвых тут же для того, чтобы Иешуа смог умереть во второй раз назавтра, в соответствии с планом Божьим. И тогда молитва о том, чтобы чаша прошла мимо, понятна. Он не хочет умирать сейчас, потому что должен умереть завтра. Об этом Он молится – о том, чтобы не умереть раньше времени. Впрочем, даже если Бог допустит это, Иешуа уверен, что план Божий всё равно исполнится. В этом смысл его заключительных слов «не моя воля, но твоя да будет».
Бог отвечает на молитву Иешуа, посылая Ангела укрепить Его. (Лук. 22:43). И вот в этом мы действительно видим, что перед нами человек. Потому что сущность человеческой природы не в желании сохранить себе жизнь, и не в лукавых переговорах с Богом о том, как бы исполнить Его волю, не исполняя её. А в ограниченности, в сознании своей нужды и в способности обратиться к Богу за помощью. Иешуа ни на секунду не отказывается от исполнения своего предназначения. Он просит лишь о том, чтобы, если возможно, не умирать прежде времени. Чтобы умереть один раз, а не дважды. Послание к Евреям говорит, что за своё благоговение перед Богом Он был услышан (Евр. 5:7). То есть его молитва была отвечена – Он получил через посланного Ему Ангела необходимую ему силу и победил в этой агонии.
Этот урок, мне кажется, очень важен для нас, если мы хотим учиться у Иешуа эффективной молитве. Опираясь на традиционное понимание чаши, некоторые уважаемые авторы пишут, что если уж, дескать, сам Сын Божий не получил ответ на свою молитву к концу своей земной жизни – причём троекратную молитву – но где уж нам, грешным, рассчитывать на то, что Бог будет всерьёз слушать наши молитвы и отвечать на них. То есть давать нам просимое. На самом деле всё наоборот. Как всегда, так и в последние свои земные часы, Сын Божий был услышан Отцом. Не потому, что был любимчиком, а за своё благоговение. За неукротимое желание и твёрдую решимость исполнять волю Божью. Именно для этого пришёл Ангел и укрепил его. И если бы Сын Божий к концу своей земной жизни потерпел поражение как молитвенник, то как он смог бы исполнять своё первосвященническое служение сейчас?! Как он смог бы сейчас ходатайствовать за нас перед Отцом, находясь на небесах?!

Источник: Александр Гольдберг. Чаша в Гефсимании
Tags: Христос, искупление, смерть, спорное толкование, страдание
Subscribe

Posts from This Journal “спорное толкование” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment