a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

БЫТЬ или НЕ БЫТЬ ?

Одной из самых известных пьес Уильяма Шекспира считается Гамлет. А одна из самых известных строк в пьесе — начало монолога Гамлета: «Быть или не быть — вот в чем вопрос». Эти слова я знал, сколько себя помню, однако понял вопрос Гамлета, только когда стал взрослым. Он думал о самоубийстве. Он выбирал между жизнью и смертью: жить («быть») или умереть («не быть»). В нашем тексте Павел тоже решает, что лучше, — жить или умереть?:
«Если же жизнь во плоти доставляет плод моему делу, то не знаю, что избрать. Влечёт меня то и другое: имею желание разрешиться [расстаться с жизнью; Современный Перевод] и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас» (Фил. 1:.22–24).
Греческое слово, в Синодальной Библии переведённое «влечёт», а в Славянском Евангельском Обществе «[я] тесним», «обычно употреблялось по отношению к путешественнику, оказавшемуся в узком [месте]… где с обеих сторон каменные стены, и он может идти только вперёд» (Баркли). Двумя стенами, создававшими дилемму, были жизнь и смерть.
Гамлет и Павел раздумывали над одним вопросом, но какой между ними контраст! Гамлет раздумывал о смерти от собственной руки, а Павел передал исход в Божьи руки. Гамлета не удовлетворял ни тот, ни другой вариант: он был тесним жизнью, но боялся смерти; для Павла же обе альтернативы были благом!
Из нашего текста мы извлекаем много ценных уроков о жизни и смерти. Стихи 20–30 прямо и косвенно говорят о том, останется Павел в живых или умрёт.
Дилемма Павла (Фил.1:20–24)
«При уверенности и надежде моей, что я ни в чём посрамлён не буду, но при всяком дерзновении, и ныне, как и всегда, возвеличится Христос в теле моём: жизнью ли то или смертью» (Фил. 1:20). Павел был намерен возвеличивать Христа независимо от исхода его суда перед Нероном — будет ли он освобождён (и значит, останется в живых) или приговорён к смерти.
После слов «жизнью ли то или смертью» идёт так называемый «монолог Павла» о жизни и смерти. Следующие стихи образуют один из самых необычных разделов в писаниях Павла — его философское рассуждение о том, что лучше для него, жизнь или смерть:
«Ибо для меня жизнь — Христос и смерть — приобретение. Если же жизнь во плоти доставляет плод моему делу, то не знаю, что избрать. Влечёт меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас» (Фил. 1:21–24).
Как уже отмечалось, в отличие от Гамлета Павел не помышлял о самоубийстве. Он исследовал своё сердце, чтобы понять, какой результат для него предпочтительней. Это как если бы Павел провёл на листе вертикальную линию, разделив его пополам и вверху одной колонки написав «За жизнь», а вверху другой — «За смерть». Потому что далее он и в самом деле перечисляет под этими заголовками преимущества того и другого.
За жизнь
Первую часть стиха 21 Павел начинает с довода в пользу жизни: жизнь — Христос. «Для меня жизнь — Христос». Это один из классических текстов Нового Завета. Его называют основой Послания к филиппийцам.
В оригинале местоимение, переведённое «для меня», стоит в начале предложения, что для греческого языка является эмфатической конструкцией. Павел подчёркивает: «Для кого как, а для меня она — Христос». Христос был началом жизни Павла, смыслом его жизни, побудительным мотивом его жизни, силой его жизни и целью его жизни.
А что мы? Подумайте, как бы мы закончили это предложение: «Что означает меня жизнь»?
Не напишут ли некоторые из нас «деньги», «собственность», «слава», «власть» или «влияние»? Что для вас самое важное в жизни? Христос — или что-либо ещё? Что для нас важней всего, то на нас и влияет.
Рассматривая возможность остаться в живых после ожидаемого суда, он делает вывод, что это будет неплохо. Он всё равно будет рядом с Христом.
За смерть
С другой стороны, его могли и не оправдать; он мог лишиться жизни. (Что, кстати, и произошло спустя несколько лет, когда его во второй раз заточили в римскую тюрьму и затем казнили). Во второй части стиха 21 Павел объясняет, почему такая возможность не волнует его: смерть=приобретение. «…И смерть — приобретение». В стихе 23 Павел назовёт самый дивный результат своей смерти; но пока давайте рассмотрим более земную выгоду: в смерти он нашёл бы облегчение. Он очень устал. В Послании к филиппийцам он несколько раз упоминает о тех трудностях, которые он преодолевал и продолжает преодолевать (1:7, 13, 17, 30; 4:3, 14).
Кроме того, другие отрывки из его писаний дают нам понять, насколько он был измучен. В Флм.1:9, написанном приблизительно в то же время, что и Послание к филиппийцам, апостол называет себя «Павел, старец, а теперь и узник Иисуса Христа». Во 2 Кор. 11:23–28 он перечисляет некоторые свои испытания: «Христовы служители? …я больше. Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От иудеев пять раз дано мне было по сорок ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл в пучине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратьями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Помимо упомянутого, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах».
Благословение из Отк.14:13 вполне можно отнести к Павлу: «Блаженны мёртвые, умирающие в Господе: они успокоятся от трудов своих». Для Павла смерть была бы освобождением от греха, болезни и печали.
Однако давайте не будем забывать, что первая и последняя части стиха 21 неотделимы друг от друга: «Для меня жизнь — Христос и смерть — приобретение». «Смерть — приобретение», только если «жизнь — Христос». Обетование Отк.14:13 предназначено «умирающ[им] в Господе». А теперь давайте снова попробуем заполнить пробел. Что если бы вы честно признались: «Для меня жизнь — деньги», «удовольствие» или всё, что угодно, но только не Христос? Вот ещё несколько предложений, которые нужно закончить: «Если жизнь — деньги, тогда смерть ___ »; «если жизнь — удовольствие, тогда смерть ___ ». Если вы не знаете, как заполнить пробелы, то ответ вам подскажет Мф. 16:26: «Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?» Если для вас жизнь — Христос, тогда смерть будет приобретением. Если для вас жизнь — что-то другое, тогда смерть будет потерей.
За жизнь
В первой части стиха 22 Павел приводит другой довод в пользу жизни: жизнь=результативный труд. «Если же жизнь во плоти доставляет плод моему делу…» В этом контексте «плоть» (сарки) означает не человеческую природу в её слабости, как обычно в писаниях Павла (см. 1 Кор. 1:29; Гал. 2:16; Рим. 7:25; 8:4–9), а просто «тело» (ст. 20). Если он останется жив, то у него будет возможность расширить свою миссионерскую работу — и дальше учить и собирать плоды для Господа.
Какой трудный выбор! Последняя часть стиха 22 подчёркивает, насколько: «…не знаю, что избрать». Слово, переведённое «знаю» (греч. гноридзо) означает «сделать известным», «открыть». В конечном итоге Павел передал этот выбор в Божьи руки. Он верил в философию Иак.4:15: «Если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое».
За смерть
Хотя решение было трудным, Павел имел личное предпочтение. В конце стиха 23 он приводит важнейший довод в пользу избрания смерти: смерть=уход из жизни, чтобы быть с Господом. «…Имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше». Чтобы подчеркнуть, как чудесно «разрешиться и быть со Христом», апостол использует не просто сравнительную степень, «лучше», но усиливает его наречием: «несравненно лучше»!
Откуда Павел знал, что так замечательно покидать эту жизнь? Он, наверное, имел возможность «одним глазком» увидеть грядущую славу мира, когда «восхищен был до третьего неба» (2 Кор. 12:1–4). Хотелось бы мне знать, как эта жизнь покажется тому, кто увидит ту, другую. В сравнении с небесами даже самое прекрасное в этой жизни должно выглядеть безобразным; самые дорогие вещи будут ничтожными! Мы читаем вдохновенные слова о том, что Бог приготовил для нас, и очень хотим знать, каким будет наш вечный дом. А вот Павел почти наверняка испытал это на собственном опыте. Хотя во 2 Кор. 12 говорится, что Павел только слышал о «третьем небе», он наверняка имел другие способы узнать, каковы в действительности небеса. В минуты одиночества он, наверное, всей душой желал покинуть это мир боли и печали и вернуться в рай!
В стихе 23 Павел, говоря о смерти, использует прекрасный эвфемизм: «разрешиться и быть со Христом». Греческое слово, переведённое глаголом «разрешиться» (от аналюо), это сложное слово, в состав которого входит предлог «вверх» (ана) и глагол «отвязывать», «освобождать» (люо). Его употребляли, когда снимали палатки и шли дальше, отвязывали судно от причала или освобождали раба или пленника. Смерть Павел расценивал как освобождение (в Славянском Евангельском Обществе «уход»), и мы должны относиться к ней так же. Для христианина эта жизнь — путешествие, конечный пункт которого — пребывание с Христом. Как правило, необходимым условием достижения этого пункта является смерть. Исключение составят те верные христиане, которые на момент возвращения Христа будут ещё живы.
Акцент в стихе 23 сделан на том, что для Павла смерть — быть с Христом. Для него смерть означала не просто освобождение от страданий и проблем этого мира, а нечто несравненно большее. Умереть — значит отправиться к своему дорогому Господу!
За жизнь
В стихе 24 Павел приводит ещё одно основание в пользу жизни: жизнь — дополнительные возможности помогать другим. «А оставаться во плоти нужнее для вас». Быть с Иисусом после смерти «несравненно лучше», но жить и помогать людям «нужнее». Если вы «вели счёт» на нашем воображаемом листе бумаги, то видите, что в графе «За жизнь» получается три пункта, а в графе «За смерть» — только два.
Прочтите ещё раз стихи 21–24. Ничто не может причинить вред христианину с таким образом мыслей. Он будет жить? Хорошо; жизнь предоставит ему больше возможностей использовать свои таланты для Господа. Он умрёт? Это даже лучше. Он будет со своим Господом. Однако никогда не забывайте, что такая позиция основана на правильных взаимоотношениях с Иисусом. Главное — чтобы мы могли сказать вместе с Павлом: «Для меня жизнь — Христос».
Решение Павла (1:25, 26)
В стихах 25 и 26 происходит резкий переход от неопределённости к уверенности: «И я верно знаю, что останусь и пребуду со всеми вами для вашего успеха и радости в вере, чтобы похвала ваша во Христе Иисусе умножилась через меня, при моём вторичном к вам пришествии». Некоторые домысливают, что в этот момент Павлу было дано особое откровение от Господа. Более вероятно, что, когда он сказал, что «оставаться во плоти нужнее для вас» (ст. 24), это решило всё дело. Павел обладал глубоким чувством ответственности. Он был альтруистом. Он мог сказать себе «нет», чтобы другим сказать «да».
Чтобы более полно оценить решение Павла, рассмотрим стихи 25 и 26 фраза за фразой. Апостол начинает с того, что говорит: «И я верно знаю». Он был уверен, что ему остаться во плоти «нужнее» для его читателей.
Затем он говорит: «…знаю, что останусь и пребуду со всеми вами». Другими словами, «я знаю, что буду жить». Слово «знаю» может не быть таким определённым, каким кажется на первый взгляд. Контекст указывает на то, что у Павла оставались вопросы относительно того, что же всё-таки произойдёт на суде. Тем не менее, он чувствовал, что его, скорее всего, освободят, и он снова увидит филиппийцев. В Послании к Филимону, написанном примерно в то же время, Павел говорит, что скоро надеется прийти к нему (Флм. 22).
«Останусь и пребуду с вами» — это игра слов. Словами «останусь» и «пребуду» переведены родственные слова: мено и парамено. Последнее образовано от той же основы мено с помощью приставки пара, означающей «около», «возле». Павел говорит: «[Я] останусь [то есть «буду жить»], но не только: я останусь около вас. Я буду с вами».
Это будет способствовать «успех[у] и радости в вере» филиппийцев. Под словом «вера» подразумевается всё учение, в центре которого находится вера в Иисуса, то есть целая христианская система, открытая в Новом Завете. Павел хотел видеть «успех» филиппийцев в вере, что даст им «радость» в вере. Чтобы иметь «радость» в вере, необходим «успех в вере». Конечным результатом для филиппийцев будет то, что «похвала [их] во Христе Иисусе умножи[тся]» при «вторичном… пришествии» к ним Павла.
«…Его «пришествие» (парусиа) будет иметь особой смысл. Этим словом изначально называли торжественное вступление завоевателя или царя в город. Если Павел придёт, будет ощущение победы, но, если не придёт, это не будет означать поражения. Этим же термином обозначают пришествие Христа» (см. 1 Фес. 2:19; 3:13; 4:15; 5:23).
Из стихов 25 и 26 можно извлечь много уроков. Вот один из них: своё решение мы должны принимать, основываясь не только на том, что лучше для нас, но также с учётом того, что лучше для других. Это относится ко всем решениям вообще, даже когда это касается смерти. Сегодня в некоторых странах мира много говорят об «эвтаназии», или «умерщвлении из милосердия». Термин «эвтаназия» происходит от греческого слова, состоящего из приставки эв (хороший, хорошо) и существительного танатос (смерть). Глагольная форма означает «умереть хорошо»; но это слово обычно употребляют неправильно. Единственная «хорошая» смерть — это смерть «в Господе». Самоубийство неприемлемо для христианина. Большинство, если не все аргументы в пользу подобных неправедных актов целиком эгоистичны. Христианин отдаёт время своей смерти в руки своего Бога. Он не выбирает так называемый «лёгкий выход» посредством самоубийства — хоть с помощью, хоть без помощи. Христианин, даже умирая, часто может найти ещё одну возможность сказать слово, которое поможет другому человеку. В любом случае умирающий христианин может быть примером того, как надо мужественно умирать в Господе.
Логический вывод Павла (1:27–30)
В стихе 27 Павел переходит от философии к практике. Стихи 27–30 мы более детально рассмотрим в нашем следующем уроке, но в завершение мне хочется отметить, что для Павла богословие никогда не было просто теорией. Оно всегда имело практическое и личное преломление. В данном случае апостол хочет донести до своих читателей, что понимание написанного им окажет влияние на их жизнь.
Во-первых, это должно побудить их к верной христианской жизни: «Только живите достойно благовествования Христова, чтобы мне, — приду ли я и увижу вас или не приду, — слышать о вас, что вы стоите в одном духе, подвизаясь единодушно за веру евангельскую» (ст. 27). Перед этим он сообщил им о своём намерении прийти к ним (ст. 26). Теперь же он, по сути, говорит: «Случится это или нет, я хочу знать, что вы живёте в соответствии с евангелием».
Во-вторых, это должно побудить их к смелой христианской жизни:
«И не страшитесь ни в чём противников. Это для них предзнаменование погибели, а для вас — спасения. И это от Бога, потому что вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него таким же подвигом, какой вы видели во мне и ныне слышите обо мне» (ст. 28–30).
Они страдали «таким же подвигом» (подвергались гонениям), что и Павел, а потому должны прийти к такому же выводу: «Будем мы жить или умрём, всё будет во славу Бога!» Павел не боялся; следовательно, и у них не было причины бояться.
Заключение
«Быть или не быть?» Жить или умереть? Вы можете не задавать вопрос Гамлета и не размышлять над альтернативами Павла. Честно говоря, большинство из нас не любит думать о смерти. А некоторые изо всех сил стараются вообще не затрагивать эту тему.
Уильям Рэндолф Херст говорил: «Никогда не произносите слово “смерть” в моём присутствии. Я не хочу его слышать». Ту же просьбу высказывал и Оскар Левант. Один древний царь испытывал те же чувства, и когда проезжал мимо кладбища, то требовал задёрнуть занавески, чтобы не видеть немого напоминания о бренности человека.
Тем не менее, смерть — это реальность. «Людям положено однажды умереть» (Евр. 9:27). Вопрос не в том, умрём мы или нет, а в том, будем ли мы готовы умереть. Если вы ничего не запомните из этого урока, запомните хотя бы следующее: если человек не готов жить, то он не готов и умереть. Он будет готов умереть, когда сможет от сердца сказать: «Для меня жизнь — Христос». Что Христос значит для вас? Вы отдали Ему свою жизнь? Если нет, то не дожидайтесь завтрашнего дня, чтобы принять твёрдое решение сделать это!

Александр Зайченко

Источник: Быть или не быть – вопросы жизни и смерти в небесной постановке
Tags: Христос, Шекспир, выбор, жизнь, свобода, смерть, страдание
Subscribe

Posts from This Journal “выбор” Tag

  • ТИМОФЕЙ и ДИМАС

    2Тим. 1:8 « Итак, не стыдись свидетельства Господа нашего Иисуса Христа, ни меня, узника Его; но страдай с благовестием Христовым силою…

  • О ВЫБОРЕ УЧИТЕЛЯ

    Все мы слушаем тех или иных проповедников и учителей. Как минимум в общине, но ещё есть бездна интеренет-ресурсов, и часть из них выглядят очень…

  • ЖЕНИТЬСЯ или НЕ ЖЕНИТЬСЯ ?

    В 1838 году 29-летний Чарльз Дарвин, уже довольно известный ученый и секретарь Лондонского геологического общества, задумывается о возможной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment