a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

ДЕСПОТИЗМ СТЕПЕНИ ПРИЗНАНИЯ

Кто и в чем может обвинить эту молодую маму? Абсолютно точно, я не смог бы этого сделать.
Этой матери двоих детей было чуть больше тридцати. Я точно не помню, какое врожденное заболевание было у младшего ребенка, но с шести лет мальчик был прикован к инвалидному креслу. Нередко родителям приходилось срываться и везти его в больницу, никогда не зная заранее, вернутся ли они с ним живым обратно домой.
Каждый раз, бывая у них в гостях, я поражался не только масштабам их проблемы, но и той удивительной доброте, с которой они, казалось, могли справляться с горем. Оба супруга выросли в христианских семьях и искренне искали путей Господних. Я часто молился за них и за их ребенка, надеясь, что Бог исцелит его когда-нибудь.
Однако, я понятия не имел, что напряжение от забот о больном ребенке изнутри подтачивало их брак. Однажды утром, после того, как я не виделся с ними несколько недель, я позвонил — оказалось лишь для того, чтобы услышать удрученную горем женщину на другом конце линии. За две недели до этого от нее ушел муж, и теперь она осталась одна, наедине с грузом ответственности за своего больного ребенка.
Объятая этой жгучей болью, она сказала мне, что теперь очень сомневается в том, что Бог есть, а если Он и есть, то Его образ далек от того, каким она Его всегда себе представляла. Шесть лет молитв за ребенка не только были абсолютно бесплодны, но сопутствующая нужда просто уничтожила ее брак. Она была совершенно одинока, разочарована и обозлена.
Я попытался было сказать ей, что Бог продолжает любить ее и заботиться о ней, но она резко оборвала мои утешения: «Вы знаете, что такое никогда не иметь возможности просто расслабиться и радоваться своему ребенку, исключительно потому что вы никогда не уверены, доживет ли он до завтрашнего дня?»
Я честно признался, что не знаю. У меня фактически не было подобного опыта. Наша старшая дочь в младенчестве болела серьезной формой желтухи, и я помню, как тяжело я переживал ее ежедневные заборы крови, когда она плакала и корчилась от боли, пока врачи брали материал на тест из ее исколотых пальчиков. Но это продлилось всего неделю, и с тех пор угрозы ее жизни не было. Как же умножить этот опыт на шесть лет и представить себе постоянный образ смерти на пороге дома?
Я предложил ей помощь. Наша семья готова была помочь ей — чем только мы могли –– чтобы пережить эти сложные дни. Но она отказалась. «Я просто не могу больше так жить», — рыдала она. — «У меня нечего больше дать Богу, ничего из того, что Он от меня ожидает».
Никогда в своей жизни я не чувствовал себя настолько несуразно, как в тот момент. Я положил трубку. Пятнадцати лет опыта моего пасторского служения, было не достаточно, чтобы найти хоть какой-нибудь ответ этой женщине. И гораздо позднее мне стало понятно почему: я был пойман в тот же самый капкан, только рассматривал его с другой стороны. Она считала, что непреодолимая нужда была следствием ее маловерия и исключения из Божьего благоволения, в то время как я полагал обратное: мои более благоприятные условия были доказательством того, что я заслужил Божье признание своей верой.
Мы оба жили под страхом потерять признание. Эта женщина уже пересекла определенную черту, а я — только подходил к ней.

Что такое степень признания? Это невидимая грань, которая определяет, отвечаем ли мы требованиям других и заслуживаем ли их похвалы. В мире невозможно прожить ни дня без того, чтобы не заметить, насколько сильно ее влияние на все сферы нашей жизни. Наши родители устанавливали свою степень. Мы знали, что может вызвать их гордость за нас, а что — недовольство и даже гнев. Если ожидания родителей на ваш счет были обоснованными, то вы знали, как можно обыграть ситуацию и вокруг этой грани: когда вам что-то от них было нужно, требовалось вести себя очень благородно. Когда вы знали, что сделали нечто, заслуживающее наказания, то скрывали это от них. Если же требования ваших родителей были непомерно завышенными, то вы могли вообще вырасти, так и не поняв, что такое похвала.
Такая же степень признания была установлена для нас в школе сверх уже существующей системы оценок. Чем более высокую планку мы преодолевали, тем лучшую оценку получали в школе, и тем большей была похвала учителей и родителей.
Нам не потребовалось много времени, чтобы обнаружить: наши друзья поставили для нас свои планки — дружба должна отвечать показателям извлеченной пользы. Стоило, однако, нам их только разочаровать, и наши так называемые друзья могли ополчиться против нас, мы даже глазом моргнуть не успевали; да и мы против них также. Позже мы обнаруживали, что и на работе проведена такая же грань. Те из нас, кто отвечали ожиданиям или даже превосходили поставленные планочные высоты, находили расположение начальства вместе с прилагающимися к нему благами.
Мы все научились выживать в этом мире посредством уместного заискивания. Следовательно, абсолютно естественен вывод о том, что у Бога есть своя степень признания. Таким образом, пока положение дел остается благоприятным или даже сносным, мы особенно не задумываемся о Его расположении. Но стоит только беде или разочарованию вкрасться в наше спокойное существование, мы начинаем рассуждать над тем, как же все-таки Он к нам относится. Любит ли Он меня? Обидел ли я Его чем? Достаточно ли моих нынешних трудов, чтобы Он замечал меня? Битва над поисками ответов на эти вопросы оттесняет нас в аккурат к пресловутой грани, поскольку не является ничем иным, как розысками любых возможных способов вернуться на правильную Божью сторону.
Царь Давид красноречиво выразил словами, как поиски признания подавляют собой поиски Бога:
ГОСПОДИ! Кто может пребывать в жилище Твоем? Кто может обитать на святой горе Твоей? Тот, кто ходит непорочно и делает правду, и говорит истину в сердце своем; кто не клевещет языком своим. . . Псалом 14:1-3.
И это только начало списка тех добродетелей, которыми должны быть наделены приходящие к Богу. В других местах Писания это утверждение подтверждается дополнительными качествами — Десять Заповедей, Великое Поручение, плоды Духа — всего лишь некоторые из всех существующих. Становится понятно, почему люди, серьезно ищущие Бога, в конце концов определяют для себя степень Божьего признания и считают, что в любой момент жизни могут оценить «насколько их любит» Бог судя по тому, дотягивают они до уровня или нет.
Чтение Библии, молитва, церковная деятельность и помощь другим — все это позволяет считать, что планка преодолена. Эгоистичные мотивы либо греховные действия говорят о том, что мы ниже ее. Гораздо понятнее, не так ли?! За исключением одного: мы никогда не знаем, насколько и какие из этих наших действий на самом деле важны.
Всем своим слушателям по миру я задавал такие вопросы: «Кто из вас считает, что он молится столько, сколько нужно? Или достаточно читает Библию? Или свидетельствует в полной мере?» Из всех аудиторий, сколько бы в них ни было людей, не поднималось больше одной руки.
Я знаю, что было на уме у всех этих людей, потому что и меня интересовало то же самое. А сколько это — достаточно? Если я молюсь один час в день, разве я не могу с такой же легкостью молиться и два? Если я прочитываю две главы в день, может начать читать четыре? Произносить ли мне свидетельства один раз в месяц, а может — раз в неделю, а то и каждому первому встречному?
Таким же образом наедине с собою мы понимаем, что не полностью свободны от греха. Мы можем это успешно скрывать, но наши мысли, намерения и тайные дела вскрывают картины внутренних битв с грехом и сомнениями. Можно ли достоверно знать, сколько прегрешений Бог пожелает не заметить, списав их на счет процесса нашего взросления в Нем?
Вот почему я утверждаю, что обозначаемая «степень признания» деспотично терзает нас. Попытки жить под грузом условий царя Давида или другого любого списка добродетелей моментально дисквалифицирует нас и отбрасывает за черту Божьего присутствия и благорасположения. Если у вас есть такой грустный опыт, то кто как не вы знаете, насколько трудно исполнять все то, что, как вы считаете, Он от вас требует. При этом вы чувствуете себя более или менее нормально только в единственном случае — когда вам кажется, что вы исполняете гораздо больше, чем все окружающие. Но в глубине души вы все равно понимаете: идеальным быть невозможно.
Эта дилемма начинает обрастать дополнительными условиями во времена тяжелых обстоятельств. Кто из вас не задавался в такие дни вопросом: может это наказание от Бога за то, что я не достаточно праведен? Мы шутим на эту тему, когда дело касается всяких глупостей, как например, красный свет на пятом светофоре подряд: «У-у, наверное, не совсем ты праведно живешь, брат!»
Но шутки в сторону, когда дело касается потери работы или провозглашения диагноза о смертельной болезни. Тирания невидимой грани признания — это железная хватка, которая никогда не даст нам полного понимания того, насколько Бог в действительности нас любит. Поэтому мы и продолжаем гадать на обстоятельствах: Любит. . . Не любит!
Вовсе не удивительно, что моя юная дочь однажды подытожила суть служения после одного молодежного собрания, сказав: «Ничего нового, папа. Бог — хороший. Ты плохой. Трудись усерднее!» К сожалению, слишком много людей полагают, что это и есть суть благой вести, хотя никто из нас не сможет предстать перед Ним на таком основании. Даже Давид знал это. В тяжелые дни своей жизни, укрываясь в пещере от гонителей, ищущих его смерти, он взывал к Божьей милости:
Не входи в суд с рабом Твоим, потому что не оправдается перед Тобой ни один из живущих. Псалом 142:2.
Осознавая собственные недостатки, он не желал привязывать Божью благосклонность к образу своей жизни. Гораздо позже, поверженный публичной оглаской собственного прелюбодеяния и совершения убийства обманутого мужа, во время оплакивания смерти сына, зачатого в этом грехе, он взывает к другим стандартам:
Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже. Псалом 50:19.
Истина заключается в том, что то же самое Писание, которое назначает нам список качеств, необходимых для обретения Божьего признания, также абсолютно четко утверждает, что ни в ком из нас не найдется достаточно добродетели, чтобы соответствовать этим стандартам. Только Иисус Христос был тем, кто смог. Сколько бы мы ни старались добиться Божьей благосклонности, усилий будет не достаточно. И чем больше стараний мы будем прилагать, тем гораздо б´ольшим будет казаться расстояние между нами и Богом.
Почему? Потому что поиск степени признания заставляет нас метаться между периодами самоуничижения и самоправедности. Осознание личных прегрешений ведет нас к желанию в отчаянии бросить все. Но даже тогда, когда наши усилия заслуживают одобрения, мы не в силах понять, почему Бог не являет нам Себя более явно, в то время как Писание говорит, что Он должен. Самоправедность может стать еще большей угрозой установлению тех отношений, которых ищет с нами Бог, чем ошибки и падения.
Когда наши благие намерения остаются не отмеченными, мы можем потерять ориентир и отклониться от нужного курса. Тогда еще долгое время мы не можем даже думать о своих отношениях с Богом и, соответственно, восполняем свой духовный голод массой других забот: работой, коллегами и друзьями, церковными службами, иногда же просто покупками. Эти меры могут удовлетворять наш голод на какое-то время, но в тишине одиночества он имеет обыкновение возвращаться. Мир не предложит вам ничего, что могло бы удовлетворить жажду познания Живого Бога.
Вот почему попытки жить в соответствии с тем, что диктует определяемая степень признания, в конце концов приводят к духовному истощению и утрате надежды. Так что вы будете в отчаянии от своих очередных провалов искать, как реабилитировать себя добрыми делами. Так, видимо, чувствовал себя Петр после отречения от Иисуса в ту ночь, когда его поддержка была больше всего необходима. Или, подобно Иову, будете теряться в догадках — любит Бог меня или нет, а то, может быть, заслуженно наказывает.
Отец не желает видеть нас ни на одном, ни на другом краю. Вместо этого Он приглашает всех сойти с тонкого каната поиска Его благорасположения и открыть превосходный путь Божьего познания.
В юном возрасте он легко оставил позади всех своих сверстников. Получив образование в лучших образовательных учреждениях, он заслужил всеобщее признание и стал влиятельным религиозным лидером в одном из самых известных городов мира. Его моральные устои были непререкаемы, и в мудрости ему не находилось равных. Но внутри все было совсем не так, как казалось снаружи. Несмотря на прилежание и мудрость, какой-то червь точил его изнутри. Он был озлобленным человеком. Злоба выходила наружу редко, может только в подходящие моменты праведного осуждения, но наедине с собой он понимал, что гнев, как туча, затмевал его душу.
Рвение быть первым слугой Божьим в своем поколении не привело его в объятия Отца, но вместо этого заключило под жесткое ярмо собственного эго. В начале пути было лишь стремление служить Богу, но это рвение очень скоро было поглощено желанием обрести духовный статус. Ему нравились взгляды, полные восхищения, благоговение в глазах друзей и наставников.
Но однажды по дороге в отдаленный город он предстал лицом к лицу с Живым Богом. Его история была драматичнее всех других. Яркий свет возник ниоткуда, низвергнув его наземь и полностью лишив зрения. Лежа в придорожной пыли, он скорее почувствовал, чем услышал голос, от которого содрогнулась вся его внутренность: «Савл, Савл! Что ты гонишь Меня?»
Его ответные слова свидетельствуют об откровении: «Кто Ты, Господи?». Он понял, что предстал пред лицом Живого Бога, но не был вполне уверен в том, кто этот Бог. Погодите-ка! Не сказал ли Голос, что Савл гнал Его? Вне сомнений, в те несколько секунд Савл не мог не задаться вопросом: «Может ли это быть Иисус?». Что если так оно и есть? Савл погубил уже многих Его последователей и как раз направлялся туда, где мог увеличить их число. Для него это были еретики, существование и учение которых необходимо было пресечь до того, как оно могло уничтожить ту веру, которую он впитал с молоком матери.
Наконец Голос произнес вновь: «Я Иисус, Которого ты гонишь». Самые страшные подозрения оправдались. Те люди, которых он казнил во имя Божье, на самом деле и были людьми Божьими. Что теперь? Какое наказание ожидало его, беспомощного и слепого? Как человек, прикрывший глаза в ожидании удара от занесенного над ним кулака, он ждал, но постепенно осознал — удара не последует. Не было гнева, не было мести.
Савл, позднее названный Павлом, Апостолом Иисуса Христа, предстал пред лицом Бога, против Которого вел ожесточенную войну, и в тот самый момент нашел всю Его любовь. Христос, Которого он гнал, любил его! Он явился ему не для того, чтобы покарать, но для того, чтобы открыть духовное в´идение к познанию Бога не по его собственным представлениям, но по истине существа Божьего.
Савл обрел Божье благоволение в тот момент, когда он точно ничего не сделал, чтобы заработать его. Вместо расправы над собой он получил приглашение в ту самую семью, над разрушением которой трудился. Вместо смерти, образом которой сам был для многих, Савл получил такую жизнь, о существовании которой даже не имел понятия.
Савлу нельзя было не признать неопровержимый факт: он не совершил ничего такого, что помогло бы ему пересечь красную линию Божьего признания. Тем не менее, он все равно ее миновал. Савл обнаружил Христову любовь к себе, не имея даже понятия о том, кто Он такой, потому что Сам Христос уничтожил эту грань, чтобы освободить Савла от ее тирании. Этот факт более всего из того, что ему было известно о Боге, изменил его жизнь.
Вот тут и начинаются отношения с Богом. Это может звучать неправдоподобно, особенно, если вы лелеяли надежды на то, что они у вас есть, но, как та молодая мама в начале главы, все больше и больше разочаровывались Его предельной отдаленностью именно в те моменты, когда Его присутствие было для вас жизненно важным. Единственное логичное, что вы могли предпринять — старались жить максимально праведно, чтобы заслужить Его расположение. Но такой подход никогда не сможет подвести вас к Нему ближе. Вместо того, чтобы научить вас любить Его, он приведет к отчаянию и озлоблению. Вы никогда не сможете достигнуть того предела, когда сделанного окажется достаточно, и будете постоянно подозревать Бога в принятии несправедливых решений. Но именно Он и желает разорвать этот порочный круг единственно возможным способом — помочь вам осознать, что Его признание — это дар, который нет смысла заслуживать.
Я давно ничего не слышал о той молодой женщине. Но если бы мог поговорить с ней сегодня, то я бы постарался донести до нее, что обретение благодати Бога никоим образом не зависит от того, что мы делаем для Него, но исключительно от того, что Он уже сделал для нас.
Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои. Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня. Псалом 50:3-4.

Источник: Уэйн Джейкобсен. Он меня любит! Как познать любовь Отца и жить ею.
Tags: Бог, Давид, Павел, благодать, богопознание, добродетель, любовь, оправдание, отчаяние, оценка
Subscribe

Posts from This Journal “благодать” Tag

  • СВОЕВРЕМЕННАЯ ЗАБОТА

    Быт.4:8-16 « И сказал Каин Авелю, брату своему. И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его. 9 И сказал…

  • ПЯТЬ ВОПРОСОВ ПАВЛА

    Отклик Павла на Божью благодать — это созвездие из пяти вопросов, которые вспыхивают, как фейерверк в ночи, и требуют от нас не ответов, а…

  • СОВЕТЫ ПЕРФЕКЦИОНИСТУ

    Дорогой самопровозглашенный перфекционист, Я знаю, каково тебе. Ты снова на работе сказал что-то не то. В который раз не так понял замечание…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment