a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Корри тен Бум. Убежище. Ч.1.


Голландка Корри тен Бум (или Боом) (Corrie ten Boom, Корнелия) жила в маленьком доме, где на первом этаже ее дед Виллем тен Бум открыл часовой магазин. Бумы всегда отличались набожностью и активной благотворительностью среди бедняков. Во время войны Бумы укрывали и евреев, и студентов, отказавшихся сотрудничать с нацистами, и членов сопротивления. В среднем в доме жило 5-7 нелегалов одновременно. Спасли около 800 евреев. Вместе с отцом и сестрой Бетси она была арестована и отправлена в концлагерь Равенсбрюк. Сестра погибла, Корри нет. После войны она купила бывший концлагерь и организовала здесь приют для тех, кого война лишила крова. Она стала проповедовать прощение: "Бог дал нам любовь, чтобы мы могли прощать врагов". В течение 32 лет объехала 60 стран, начав с Германии. Жила с 1977 г. в США, где купила дом в Южной Калифорнии. В начале 70-х ее книга "Убежище" стала бестселлером. С 1978 г. после удара была разбита параличом, не могла читать и говорить. Корри скончалась в возрасте 91 года, в свой день рождения, 15 апреля 1983 года. По еврейской традиции считается, что в день своего рождения умирают только благословенные Богом люди.

Полный текст книги «Убежище» можно найти здесь:  http://krotov.info/library/19_t/ten/boom.htm

Лучше прочитать ее целиком. Я лишь хочу привести несколько цитат из этой книги. Прежде всего хочется заметить, что у Кори был замечательный отец. У него был удивительный дар -  в любой сложной ситуации он умел подобрать нужные слова и ответить своей дочери так, чтобы удовлетворить ее любопытство и успокоить сердце. Вот описание подобных случаев:

«Я частенько использовала такие поездки, чтобы спросить отца о том, о чем не хотела спрашивать дома, в присутствии родственников. Однажды – мне было тогда лет 10 или 11 - я спросила отца об одном стихотворении, которое мы читали в классе минувшей зимой. Одна строка, где говорилось о "юноше с лицом, не омраченным половым грехом", была мне не совсем понятна. Попросить учителя разъяснить, что такое "половой грех", я постеснялась, а мама, услышав мой вопрос, густо покраснела и промолчала.

 

В то время считалось неприличным обсуждать вопросы пола даже в семье. И вот эта самая строка вдруг вспомнилась мне в поезде. "Пол", я была уверена, означал всего лишь принадлежность к девочкам или мальчикам. Но почему-то при слове "грех" тетя Янс очень сердилась, а сама я никак не могла разобраться, что означают два этих слова вместе. Поэтому я и спросила, сидя рядом с папой в купе поезда:

– Папа, что такое "половой грех"?

Отец посмотрел на меня долгим задумчивым взглядом, как смотрел всегда, обдумывая ответ на мой вопрос, и, к моему величайшему изумлению, ничего не сказал. Но когда поезд уже снижал скорость, подъезжая к перрону, он встал, снял с полки саквояж и, поставив его передо мной, спросил:

– Ты понесешь его, Корри?

Я тупо уставилась на него и с минуту молчала: саквояж был набит часами и запасными частями, купленными в то утро.

– Но ведь он слишком тяжелый, – наконец пробормотала я.

– Да, – согласился отец. – И плохим был бы я отцом, если бы разрешил своей маленькой дочери тащить такую тяжесть. Вот так же точно и с грузом знаний, Корри. Некоторые знания слишком тяжелы для детей. Когда ты вырастешь и станешь сильнее, ты уже сможешь вынести их. А пока доверь мне нести этот груз за тебя.

И я вполне удовлетворилась таким ответом. Более того, я совершенно успокоилась. В словах отца заключался ответ не только на этот, но и на многие другие вопросы: ведь отныне я со спокойной душой могла вверить их до поры отцу...»

 

«Я поднималась следом за мамой и Нолли по темной прямой лестнице без перил. К волосам прилипала паутина, а под ногами шмыгали мыши.

Мы шли навестить одну из многих семей, живших по соседству, над которыми наша мама взяла опеку. Нам, детям, даже в голову не приходило, что мы сами бедны: бедными были люди, которым мы помогали.

Прошлой ночью в этой семье умер ребенок, и мама несла корзину с едой, чтобы хоть чем-то помочь несчастным людям. Она болезненно морщилась, поднимаясь по лестнице, то и дело останавливалась передохнуть. Наконец на самом верху распахнулась дверь, и мы вошли в комнату, набитую людьми, служившую одновременно и кухней, и спальней, и столовой. Я застыла на пороге: справа от входа лежал в самодельной детской кроватке мертвый младенец. Я уставилась на крохотное неподвижное создание, чувствуя, как бьется в моей груди сердце. Нолли – она всегда была смелее меня – протянула руку и дотронулась до желтоватой щеки. Я попыталась сделать то же самое, но невольно отпрянула, испугавшись. Во мне боролись ужас и любопытство. Наконец я собралась с духом и прикоснулась к крохотной ручке. Она была холодной.

Этот холод я чувствовала, когда мы возвращались домой; мне было зябко, когда я умывалась перед ужином, меня знобило даже в натопленной столовой. Между мною и каждым знакомым лицом возникала ледяная ручка младенца. Раньше смерть, хотя о ней и говорила так часто тетя Янс, оставалась для меня не более чем пустым словом. Теперь же я знала, что смерть существует и что она может настигнуть каждого – ребенка, маму, папу, Бетси.

Все еще дрожа от этого холода, я побрела следом за Нолли наверх, в нашу спаленку, и легла рядом с ней на кровать. Вскоре мы услыхали на лестнице шаги отца, которого с нетерпением дожидались каждый вечер. Мы не могли уснуть, пока он не приходил и не расправлял особым образом одеяло, ласково поглаживая наши головки. В такие минуты мы старались не шевелиться. Но в тот вечер, едва отец вошел, я вскочила, кинулась ему на шею и разрыдалась.

– Папочка, не умирай! – всхлипывала я. – Ты нужен мне!

Нолли тоже села на кровати.

– Мы навещали госпожу Нуг, – пояснила она.

– Корри, – мягко произнес отец, присаживаясь рядом с Нолли. – Когда мы ездили в Амстердам, ты помнишь, когда я давал тебе твой билет?

Я шмыгнула носом, прежде чем ответить:

– Перед тем, как войти в вагон.

– Верно. Наш Отец на небесах знает, когда и что нам нужно. Не забегай вперед Него, Корри. Когда наступит час кому-то из нас умереть, ты заглянешь в свое сердце и найдешь там силы, чтобы пережить это. В свое время...»

 


Tags: Корри тен Бум, Убежище, мудрость, отец, половой грех, смерть
Subscribe

  • МИХАЙ и АНТОНЕСКУ

    Итак, 6 сентября 1940 г. на румынский трон во второй раз вступил Михай. Трудно сказать, был ли молодой король готов к нелегкой миссии: его столь…

  • МЕСА ВЕРДЕ

    В Национальном парке Меса Верде (Mesa Verde National Park) сконцентрировано большое количество индейских жилищ племени Анасази (предков современных…

  • МЫТАРСТВА РЕАБИЛИТАЦИИ

    Первым нашумевшим в Магадане реабилитированным стал Александр Иваныч Мильчаков, бывший секретарь ЦК комсомола. В этом проявилась как бы законная…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments