a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

СИЛЬНА, как смерть, ЛЮБОВЬ


Представляю вашему вниманию проповедь знаменитого немецкого теолога Мейстера Экхарта (1260-1327). Будучи видным лицом в иерархии доминиканского ордена, он вместе с тем явился основателем оригинальной мистической традиции. Его мистические озарения удивляли, а порой и возмущали его коллег-схоластов, настораживали инквизицию, однако, изложенные в форме ярких, запоминающихся проповедей, пользовались неизменным успехом у его многочисленной паствы.

По правде говоря, читая его проповеди, неоднократно вспоминал слова апостола Петра, сказанные им о Павле: «как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писания» (2 Пет.3:16). И я чувствовал себя невеждой, поскольку уж очень сложно и необычно М. Экхарт иногда изъясняется. Впрочем, пару проповедей, более-менее для меня доступных, я все же выбрал. Вот одна из них.

Fortis est ut mors dilectio.

Я сказал по-латыни изречение, написанное в Пес­ни Песней; по-немецки гласит оно так: любовь сильна, как смерть.

Это изречение как раз подходит для восхваления свя­той Марии Магдалины, возлюбившей Христа великой любовью, о которой столько писали святые евангелисты, что слава о ней распространилась по всему христианскому миру, и так далеко, как это редко бывает. И хотя многие ее достоинства и добродетели заслуживают прославления, но горячая и превеликая любовь ко Христу горела в ней с такой неизреченной силой и так в ней действовала, что именно эту любовь и ее действие по всей справедливости можно сравнить с непреклонной смертью. Оттого и мо­жет быть сказано о ней: «Сильна, как смерть, любовь».

Три вещи, которые производит в человеке смерть те­ла, совершает в человеческом духе любовь.

Во-первых, смерть похищает и отнимает у человека все преходящие вещи, так что он не может уже, как раньше, ни обладать, ни пользоваться ими. Во-вторых, ему нужно проститься и со всеми духовными благами, радовавшими тело и ду­шу: с молитвой, с созерцанием и добродетелью, со святым паломничеством — словом, со всеми хорошими ве­щами, которые дают утешение, усладу и радость духов­ному человеку; ничего этого не может он больше делать, подобно тому кто мертв на земле. В-третьих, смерть ли­шает человека всякой награды и достоинства, которые он мог бы еще заслужить. Ибо после смерти не может он уже больше ни на волос продвинуться в Царствии Божием: он остается с тем, что приобрел. Эти три вещи должны мы принять от смерти, ибо она — расставание тела с душой. Но если любовь к Господу нашему «силь­на, как смерть», она также убивает человека в духовном смысле и по-своему разлучает душу с телом. Правда, происходит это тогда, когда человек всецело отказывает­ся от себя, освобождается от своего «я» и таким образом разлучается сам с собой. Вызвано же это силой безмерно высокой любви, которая умеет убивать так любовно. Ее называют недугом сладким и смертью оживляющей. Ибо такое умирание есть излияние жизни вечной, смерть телесной жизни, в которой человек всегда стремится жить для собственного своего блага.

Но эта сладкая, отрадная смерть производит в чело­веке все это лишь тогда, когда она настолько сильна, что­бы действительно убить его, а не сделать его всего лишь хилым, как случается со многими людьми, которые дол­го хиреют, прежде чем умереть. Другие хиреют быстро. А некоторые умирают скоропостижной смертью. Часто бывает, что люди долго колеблются и рассуждают, преж­де чем преодолеют себя настолько, чтобы всецело отка­заться от себя для Бога. Ибо они часто поступают так, словно хотят положить свою душу и умереть, но опять возвращаются к прежнему и жадно ищут еще хоть какой-либо малой для себя выгоды; так что идут к смер­ти они не исключительно ради Бога, но оставляя кое-что и для себя. И до тех пор они все еще не мертвы по-настоящему, но, умирая, чахнут против своей воли, - покуда наконец благодать Божия, то есть любовь, не одолеет их и они не умрут для себялюбия. Ибо ничто не может умертвить себялюбия и корысти, которые суть жизнь и природа человека, кроме любви, сильной, как смерть. Потому и терпят такую муку те, что в аду. Ибо они алчут только своего, алчут, как бы освободиться им от муки, — но никогда им не может быть дано это. По­тому и умирают они вечной смертью, что жажда свое­корыстия не умерла в них и никогда не может умереть. И ничто в мире не может им помочь, кроме одной любви, которой они совсем не причастны.

Таким образом, любовь не только сильна, как телес­ная смерть, она гораздо сильнее адской смерти, которая не может помочь осужденным, как та любовная смерть, которая одна убивает жизнь желания и своекорыстия. И происходит это на трех ступенях.

На первой разлучает эта смерть, то есть любовь, чело­века с преходящим, с друзьями, имуществом и почестями и всем тварным, так что ничем он больше не владеет и не пользуется ради себя и предумышленно не двинет ни од­ним членом по собственной воле и ради собственной пользы. Раз это произошло, душа тотчас начинает искать духовных благ и обращается к ним, к молитве, благогове­нию, добродетели, восхищению, к Богу. О них научается она радеть и ими научается наслаждаться с упоением, которое выше всех наслаждений, утешавших ее раньше. Ибо эти духовные блага, по самой природе своей, ей свойственны более, чем блага вещественные. И оттого, что Бог так создал душу, что она не может быть без уте­шения, а от материальных радостей она отказалась, что­бы обратиться к духовным, они дают ей такую отраду, что гораздо труднее ей расстаться с ними, нежели раньше было расставаться с материальными. Ибо тот, кто сам это испытал, хорошо знает, что часто бывает гораздо легче отказаться от всего мира, чем от одного какого-нибудь утешения, одного задушевного чувства, какое иногда да­ется в молитве или в другом каком духовном подвиге.

Но все это лишь начало по сравнению с тем, что следу­ет дальше и для чего любовь действует в человеке. Если любовь действительно сильна, как смерть, то она действу­ет и иначе: она заставляет человека отказаться и расстаться также со всяким духовным утешением и подобными благами, о коих уж сказано выше, чтобы человек свободно и вольно согласился покинуть для Бога все, что до сих пор радовало его душу, чтобы он отказался наслаждаться этим или желать этого.

Боже! Даже того, кто не смог бы достичь этого, того принудила бы любовь к Тебе: откажется он от Тебя, Те­бя ради, и отрешится от Тебя, ради Тебя. Какую же луч­шую и более драгоценную жертву, ради Него, могли бы принести Богу, как не Его Самого! Но не дивно ли это, что Ему в дар приносишь Его же и платишь за Него Им же Самим!

К сожалению, немного таких людей, которые соглас­ны отказаться от преходящих материальных благ, ибо, отказавшись, часто все же чувствуют влечение к вещам внешним. Но насколько реже встречаются люди, кото­рые охотно оставляют духовные блага, в сравнении с чем все материальное — ничто. Ибо Тобою обладать, Господи (говорит один учитель), это лучшее, что когда-либо мог даровать мир, что когда-либо дарует — от на­чала веков и до Страшного суда!

Но как ни безмерно высока и редка такая отрешен­ность, есть еще одна ступень, поднимающая человека на более гордую высоту совершенства в достижении его ко­нечной цели. Это совершает любовь, которая сильна, как разбивающая наше сердце смерть! И случается такое, когда человек отрекается и от вечной жизни, и от сокро­вищ вечности — от всего, что он мог бы иметь от Бога и Его даров; так что вечную жизнь для себя и ради себя он ясно и сознательно никогда уже не принимает за цель и не радеет о ней, когда надежда на вечную жизнь его больше не волнует и не радует и не облегчает ему бреме­ни. Лишь это — истинная степень подлинного и совер­шенного отрешения. И только любовь дает нам такое от­решение, любовь, которая сильна, как смерть: и она уби­вает в человеке его «я», и разлучает душу с телом, так что душа, ради пользы своей, не хочет иметь ничего об­щего с телом и ни с чем ему подобным. А потому расста­ется она вообще с этим миром и отходит туда, где ее ме­сто по заслугам ее. А что же иное заслужила она, как не уйти в Тебя, о Бог Предвечный, если ради этой смерти через любовь ты будешь ее жизнью!

Да поможет нам Бог, чтобы совершилось это с на­ми! Аминь.

 

Источник: Экхарт М. Духовные проповеди и рассуждения. - СПб.: Амфора, 2008. - 255 с.

 


Tags: Мейстер Экхарт, любовь, смерть
Subscribe

  • ТОТАЛИТАРИЗМ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ БИБЛИИ

    Вызовы зла Сведущий читатель, хорошо знакомый с содержанием Священного Писания, воспримет тему «Библия о тоталитарности», скорее…

  • У ЛЖИВОЙ ТАЙНЫ НЕТ СЕКРЕТА

    У лживой тайны нет секрета, Нельзя искусственно страдать. Нет, просто так не стать поэтом. Нет, просто так никем не стать… Кто нас…

  • К ВОПРОСУ о ПРОИСХОЖДЕНИИ НРАВСТВЕННОСТИ

    Часто можно услышать от людей: «Никому не следует навязывать другим свои нравственные взгляды, поскольку каждый имеет право искать истину в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments