a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Category:

ПРИЙТИ в СЕБЯ

Лк. 22:54-62 «Взяв Его, повели и привели в дом первосвященника. Петр же следовал издали.
55 Когда они развели огонь среди двора и сели вместе, сел и Петр между ними.
56 Одна служанка, увидев его сидящего у огня и всмотревшись в него, сказала: и этот был с Ним.
57 Но он отрекся от Него, сказав женщине: я не знаю Его.
58 Вскоре потом другой, увидев его, сказал: и ты из них. Но Петр сказал этому человеку: нет!
59 Прошло с час времени, еще некто настоятельно говорил: точно и этот был с Ним, ибо он Галилеянин.
60 Но Петр сказал тому человеку: не знаю, что ты говоришь. И тотчас, когда еще говорил он, запел петух.
61 Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды.
62 И, выйдя вон, горько заплакал»

Рим. 7:24  «Бедный я человек!»

Чарлзу Робертсону следовало бы прийти в себя. Нет, тем самым он не скрылся бы от полиции — все-таки он ограбил банк — но, по крайней мере, не стал бы посмешищем для всего города Виргиния-Бич.
Девятнадцатилетний Робертсон, сильно нуждаясь в наличности, вошел как-то в среду днем в государственный банк и заполнил заявку на получение ссуды, но вскоре ушел. Судя по всему, он передумал насчет ссуды, предпочтя более быстрый способ обогащения. Через пару часов Робертсон вернулся, держа в руках пистолет, записку с требованием денег и большой мешок для них. Кассир подчинился, так что Робертсон вдруг оказался обладателем целой кучи денег.
Понимая, что полиция уже едет, он бросился к выходу из банка. И только на полпути к своей машине сообразил, что оставил записку у кассира. Испугавшись, что она станет уликой против него, Робертсон побежал обратно в банк и выхватил у кассира записку. С запиской и мешком в руках он пробежал целый квартал до места, где припарковал машину. Именно в этот момент он вспомнил, что ключи зажигания оставил на стойке, когда возвращался за запиской.
— И вот тогда он окончательно потерял голову, — со смешком комментировал потом события представитель полиции.
Робертсон метнулся в туалет ресторана быстрого обслуживания. Сдвинув одну из потолочных плиток, он спрятал в полости деньги и свой пистолет двадцать пятого калибра. То и дело ныряя в тупички и прячась за машинами, он, наконец, пробрался до своей съемной квартиры, где сосед, ничего не знавший об ограблении, встретил его словами:
— Мне нужна моя машина.
Понимаете, машину Робертсон одолжил у приятеля. Вместо того чтобы признаться в преступлении и объяснить, какую глупость отмочил, Робертсон прилепил к нависшей над ним куче еще один ком грязи.
— Э-э, твою машину угнали, — сказал он.
На глазах пришедшего в ужас Робертсона сосед позвонил в полицию и сообщил об угоне. Минут через двадцать полицейский увидел «угнанную» машину в квартале от недавно ограбленного банка. По полицейской рации уже прошла информация о том, что грабитель забыл в банке ключи зажигания. Сотрудники полиции, сложив в уме два и два, попробовали открыть этими ключами машину. Ключи подошли.
Полицейские направились домой к автовладельцу, сообщившему об угоне. Там они увидели Робертсона. Тот во всем признался, был осужден за ограбление и попал в тюрьму. Никакого освобождения под залог. Никаких кредитов доверия. Шутки кончились.
В иные дни бывает трудно сделать что-то правильно. Еще труднее сделать правильно что-то неправедное. В этом Робертсон не одинок. Мы все делаем то же самое. Может быть, мы не берем чужие деньги, зато слишком много берем на себя, или стремимся брать от жизни все, или учимся брать хитростью, и тогда, точно воры, боимся, что пришла пора браться за нас. Мы шарахаемся в тупики обмана. Прячемся за штабелями несделанных дел и надвигающихся последних сроков. Хотя мы стараемся вести себя непринужденно, любой, кто к нам приглядится, увидит, что мы в бегах, — мы прячем глаза, говорим с нервным оживлением, наши руки трясутся. Мы плетем интриги и изворачиваемся, меняем тему и путаем следы. Мы не допустим, чтобы хоть кто-то узнал правду, особенно Бог.
Но с самого начала Бог призывает нас к честности. Он никогда не требовал от нас совершенства, но ждет от нас правды. Еще во времена Моисея Бог сказал:
...Тогда признаются они в беззаконии своем и в беззаконии отцов своих, как они совершали преступления против Меня и шли против Меня, за что и Я шел против них и ввел их в землю врагов их... И Я вспомню завет Мой с Иаковом, и завет Мой с Исааком, и завет Мой с Авраамом вспомню, и землю вспомню... Лев. 26:40-42. …
Не выйду ли я за рамки, если скажу, что многие из нас посещают церковь на бегу?
Не будет ли это слишком, если я скажу, что многие из нас проводят жизнь на бегу?
Не покажется ли вам преувеличением, если я воскликну: «Благодать означает, что  вам больше не нужно бежать!»? А это правда. Благодать означает, что наконец можно без опаски прийти в себя.
Пример честности
Как Петр. Помните Петра? Петра, который только и знал, что размахивал мечом и спорил с Господом? Апостола, который то хвалился, то пугался. Он уснул, когда должен был молиться. Он отрекся, когда должен был защищать. Он проклинал, когда должен был утешать. Он ушел, когда должен был остаться. Мы помним, как Петр отвернулся и убежал, но помним ли мы, как Петр вернулся и покаялся? А стоило бы.
Хочу задать вам один вопрос.
Откуда новозаветные священнописатели узнали о его грехе? Кто сказал им о его предательстве? И, еще важнее, откуда они узнали подробности? Кто рассказал им, что у ворот была служанка и что воины развели костер? Каким образом Матфей догадался, что подозрение на Петра пало из-за его говора? Откуда Лука получил информацию о взгляде Иисуса? Кто поведал всем четырем евангелистам о крике петуха и слезах Петра?
Святой Дух? Не стану спорить. Вполне возможно, что каждый евангелист получил богодухновенное знание о событиях. Или, более вероятно, каждый это знание получил из честной исповеди предателя. Петр пришел в себя. Словно грабитель банка, он запаниковал и побежал. В отличие от грабителя, Петр остановился и стал думать. Где-то во мраке ночного Иерусалима он пал на колени, уткнулся лицом в ладони и признал горькую правду.
Но он не только признал правду, он признался. Он пришел назад в дом, где Иисус преломлял хлеб и передавал чашу с вином (об учениках многое говорит уже то, что они открыли Петру дверь).
И вот он стоит в дверном проеме. «Братья, мне надо снять тяжесть с сердца». Тогда они и узнали о костре и служанке, а также о взгляде Иисуса. Именно тогда они услышали об отрекшихся устах и пропевшем петухе. Так они услышали эту историю.
Петр пришел в себя.
Почему я так в этом уверен? По двум причинам.
1) Он не мог оставаться в стороне. Когда пришла весть, что гроб пуст, кто первым выбежал из дома? Петр. Когда стало ясно, что на берегу — Иисус, кто первым покинул лодку? Петр. Он снова бежал. Только на этот раз он бежал в нужном направлении.
Здесь есть одна очень простая закономерность: те, кто хранит тайны от Бога, держатся от Него подальше. Те, кто честен с Богом, стремятся быть ближе к Нему.
Это не ново. Так бывает и между людьми. Если вы одолжили мне свою машину, а я ее разбил, постараюсь ли я как можно скорее попасться вам на глаза? Вряд ли. Совсем не случайно итогом самого первого греха стало бегство в кусты. Адам с Евой съели плод с древа, услышали в саду голос Бога и укрылись за густой листвой. «Где вы?» — спросил их Бог, но не потому, что нуждался в ответе. Он точно знал, где они. Вопрос был о том, где они находятся в духовном пространстве, а не в географическом. «Подумайте, где вы, дети Мои. Вы не там, где были раньше. Вы были на Моей стороне. Теперь вы прячетесь от Меня».
Тайны воздвигают барьеры, а покаяние наводит мост.
И есть еще вторая причина, по которой я уверен в покаянии Петра.
2) Он не мог молчать. Всего через пятьдесят дней после отречения от Христа Петр проповедует Христа. Петр отрекся от своего Господа на Пасху. Петр исповедует своего Господа в день Пятидесятницы. Беглецы так не ведут себя. Что превратило Петра из предателя в проповедника? Он доверил Богу тайны своей жизни. «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться...» (Иак.5:16).
«Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» (1 Ин. 1:9).
Беглец живет в страхе, но покаявшийся живет в мире.
Момент честности
Повторюсь, Иисус никогда не требовал, чтобы мы были совершенными, только чтобы мы были честными. «Вот, Ты возлюбил истину в сердце и внутрь меня явил мне мудрость» (Пс. 50:8), — написал Давид. Но для большинства честность — трудно дающаяся добродетель. «Для меня-то, вора?» — спрашиваем мы с пистолетом в одной руке и мешком добычи в другой.
Петру это далось нелегко. Он-то считал себя «VIP–апостолом». Разве не был он одним из первых избранных? Разве не входил в число троих удостоившихся? Разве не он исповедовал Христа, когда другие еще молчали? Петр и думать не думал, что ему нужна помощь, пока, подняв взгляд от костра, не встретился глазами с Иисусом.
«...Когда еще говорил он, запел петух. Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра...» (Лк. 22:60-61).
Вообще-то, Иисус и Петр не были на том полуночном дворе одни, хотя большого значения это обстоятельство не имело. Иисуса окружают обвинители, но Он не отвечает. Его обступают враги, но Он безучастен. В ночном воздухе раздаются издевательские выкрики — Иисус не слышит. Но стоит одному Его ученику оступиться, когда он должен был держаться прямо, и голова Учителя поднимается, Он глядит сквозь мглу, и ученик все понимает.
«С небес призирает Господь, видит всех сынов человеческих; с престола, на котором восседает, Он призирает на всех, живущих на земле: Он создал сердца всех их и вникает во все дела их» (Пс. 32:13-15).
Вы знаете, когда Бог знает. Вы знаете, когда Он смотрит. Ваше сердце подсказывает вам. Ваша Библия подсказывает вам. Ваше зеркало подсказывает вам.
Чем дольше вы бежите, тем сложнее становится жить. Но чем скорее вы покаетесь, тем легче будет ваша ноша.
Можно задать вам прямой вопрос? Вы храните от Бога какие-то тайны? Какую-то часть своей жизни за пределами допустимого? Какой-то замурованный подвал, наглухо заколоченный чулан? Что-то из вашего прошлого или настоящего, о чем, как вы надеетесь, Бог никогда с вами не заговорит?
Извлеките урок из случая с грабителем: чем дольше бежишь, тем хуже становится.
Извлеките урок из произошедшего с Петром: чем скорее заговоришь с Иисусом, тем больше сделаешь для Него.
Коль скоро вы — в деснице благодати, у вас есть возможность сделаться честным.
Придите в себя, пока не стало хуже. Потом вы сами будете этому рады.
Тому, что честны перед Богом.

Источник: Макс Лукадо. В деснице благодати.
Tags: Лукадо, Петр, Христос, благодать, искренность, покаяние, преступление, честность
Subscribe

Posts from This Journal “Лукадо” Tag

  • ЛЮБОВЬ ВСЕМУ ВЕРИТ

    Скиннер был практически мертв. Этими словами Артур Бресси начинает рассказ о том дне, когда он нашел своего лучшего друга в японском…

  • ПЯТЬ ВОПРОСОВ ПАВЛА

    Отклик Павла на Божью благодать — это созвездие из пяти вопросов, которые вспыхивают, как фейерверк в ночи, и требуют от нас не ответов, а…

  • ФОНД СОВЕСТИ или ВАШИ ОШИБКИ НЕ СМЕРТЕЛЬНЫ

    Затерявшийся листок бумаги. Записка была написана нетвердой рукой. На почтовой бумаге. Черные чернила. В словах сквозило отчаяние. Письмо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments