a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

ДРАГО КОЛИМБАТОВИЧ. ТАЙНА.


Представляю вашему вниманию рассказ хорватского автора Драго Колимбатовича «Тайна». Автор родился в 1925 г. на острове Брач в городе Супетар (название представляет собой диалектную форму от имени "святой Пётр"). После окончания Второй мировой войны, как многие священнослужители и монашествующие, подвергся репрессиям со стороны коммунистического режима. С 1948 г. он – член Доминиканского ордена. В конце 60-х – начале 70-х гг. возглавлял хорватскую провинцию ордена. Не знаю, жив ли он сейчас, но еще в 2005-м году, несмотря на почтенный возраст, он совершал миссионерские поездки в соседние приходы с острова Корчула, где он жил в доминиканском монастыре.

 

Время от времени он заходил ко мне поговорить, всегда вечером, довольно поздно, когда братья уже расходились по своим комнатам. Что это именно он, я узнавал по обычным для него трём коротким звонкам. Моя комната была самой близкой к входной двери, и я тут же ему открывал. Он был невысокого роста, широкоплечий, плотный. Имел шестерых детей, самая младшая девочка ещё не ходила в школу. Жена не работала, чтобы как можно больше времени уделять воспитанию детей.

Беседы с этим человеком всегда несли что-то освежающее. Он был умён и начитан, хоть и не имел высшего образования. Например, очень хорошо знал Достоевского и часто в разговоре упоминал его произведения, особенно "Преступление и наказание". Но больше всего мы говорили о его детях. Так, встречаясь и беседуя, мы стали настоящими друзьями.

Как-то раз, уже собираясь уходить, он вдруг сказал:

— Отец Драго, всё хочу кое о чём попросить вас, но не решаюсь.

— Вы как ребёнок. В чём дело?

— Если со мной что-нибудь случится, — он говорил очень медленно и очень серьёзно, — вы будете иногда навещать мою семью?

 

Какие только мысли не пронеслись у меня в голове в тот момент… А он, отвечая на мой вопросительный взгляд, постучал пальцем по левой стороне груди:

— Плохо дело.

— Ради всего святого… Вы обращались к врачу? Со специалистами советовались?

— Конечно. Они настаивают, чтобы я бросил работу. Но кто тогда позаботится о семье, о детях?

Я попытался уверить его в том, что наш добрый Бог, наш Отец, думает и о нём, и о его детях и не допустит, чтобы случилась беда.

— Но даже если с вами что-нибудь случится,— сказал я, — не сомневайтесь: я, конечно же, помогу вашей семье, это моя святая обязанность.

Не прошло и двух недель, как произошло то, что он предчувствовал. Они с женой шли по улице, которая возле церкви св. Петра соединяется с Влашкой, и вдруг он схватился за сердце. Вскрикнул, как раненое животное, попытался опереться на её руку и — замертво упал на тротуар…

"Скорая" уехала, увозя тело. Жена его на мгновение закрыла ладонями лицо, словно хотела внутренне собраться, и твёрдым шагом направилась в церковь — просить Бога послать ей ясность мысли и силу.

В тот же день я узнал о случившемся и сразу вспомнил о нашей последней встрече. Что же предпринять? Где взять денег, чтобы помочь этой женщине, неожиданно оставшейся без опоры?

К сожалению, наше материальное положение в те времена было далеко не лучшим. Коммунистическая власть всеми средствами стремилась уничтожить наше доминиканское братство. Почти весь первый этаж монастырского здания у нас отняли, то и дело, часто по ночам, проводились обыски. Власти надеялись обнаружить хоть что-нибудь, что можно было бы поставить в вину кому-то из братьев. Кроме того, их очень интересовало, на какие средства мы существуем. Поэтому я перестал вести книгу прихода и расхода, как это полагается в обычных условиях. В конце каждого месяца я устно сообщал братьям, каково наше финансовое положение, а наличные деньги, если они были, прятал между страницами книг в монастырской библиотеке… На тот момент у нас в "кассе" оказалось 20 500 динаров. Положив все деньги в конверт и ничего никому не сказав, я отправился к семье покойного.

В квартире плакали дети. Я поцеловал каждого из них и сказал старшему мальчику:

— Ты теперь становишься главой семьи, все остальные должны тебя слушаться. А ты, — я подошёл к старшей из девочек, — возьми на себя домашнее хозяйство. Маму нужно освободить от него, чтобы она могла заниматься теми делами, которые раньше лежали на папе. Но, конечно, все будут тебе помогать.

Мать молча и неподвижно, словно окаменев, стояла за спинами детей, только слёзы текли по щекам. Выразив соболезнование, я призвал её быть мужественной. Рассказал о моих дружеских отношениях с её покойным мужем, подробно описал нашу последнюю встречу. Мы договорились о похоронах, и я передал женщине конверт с деньгами. Объяснил: это всё, чем располагает сейчас монастырь, но в будущем она, безусловно, может рассчитывать на нашу помощь. Потому что, слава Богу, есть добрые люди, которые счастливы через нас помочь тем, кто оказался в трудном положении.

Вернувшись в монастырь, я узнал, что минут двадцать назад заходил какой-то господин и оставил конверт — с просьбой передать старшему в монастыре. Мальчик, с недавнего времени исполнявший у нас обязанности привратника, положил его на пол перед дверью моей комнаты.

На конверте ничего не было написано, а внутри лежали 20 500 динаров, то есть ровно столько, сколько я недавно передал вдове моего умершего друга. Ещё там оказался лист бумаги с напечатанной на пишущей машинке фразой: "Отец, примите это на нужды вашей общины и молитесь о нашей семье!"

Я стоял как вкопанный. В случайные совпадения я никогда не верил, но как это понимать?! Если бы это был богатый жертвователь, он наверняка передал бы какую-нибудь круглую сумму. И потом, почему этот господин не попросил вызвать кого-то из священников, а доверился незнакомому мальчику-привратнику? Наконец, почему он не написал записку от руки и не подписался?

Мальчик-привратник рассказал лишь, что посетитель был невысок, широкоплеч, в сером пиджаке и шляпе…

Добавлю лишь, что вдова моего друга с тех пор ни разу не приняла от нас деньги. Причем не из какого-то чувства ложной гордости, а потому, что хотела, чтобы её дети во всей полноте почувствовали утрату своего доброго и благородного отца. Питались они теперь очень скромно. Правда, калорий и витаминов хватало. Каждую осень вдова заготавливала бочку квашеной капусты, покупала у крестьян в окрестных деревнях несколько мешков фасоли и копчёные свиные головы. Смотреть на её детей было любо-дорого, просто кровь с молоком. Отцовское место за столом всегда оставалось свободным, но время от времени его занимал отец Драго, которого приглашали в гости по случаю первого причастия или конфирмации кого-нибудь из детей.

 

Источник: Истина и жизнь. – 2005. - №2.

 


Tags: Драго Колимбатович, милосердие, тайна, христианство в действии
Subscribe

  • СЕМЬ МЫСЛЕЙ КРИСТИАНА БОУВИ

    Кристиан Нестел Боуви (1820-1904), американский писатель-сатирик и издатель. Раньше, когда крупное состояние можно было составить только…

  • СЕМЬ МЫСЛЕЙ КАРЛА ГУСТАВА ЮНГА

    Карл Густав Юнг (1875 — 1961) — швейцарский психиатр и педагог, основоположник одного из направлений глубинной психологии —…

  • СЕМЬ МЫСЛЕЙ о ДОБРОТЕ

    Доброта — защитная реакция юмора на трагическую бессмысленность судьбы. Сомерсет Моэм Доброта — язык, на котором немые могут…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments