a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

ПРИМЕРЫ ОРГАНИЧЕНИЯ ДЕЕСПОСОБНОСТИ за МОТОВСТВО в XVIII в.

Ограничение дееспособности физических лиц обычно было возможно в случае признания их расточителями, а для этого необходимо было принять особый указ в каждом отдельном случае. Как правило, моты не могли обязываться векселями. Так, в связи с "невоздержанным образом жизни" права распоряжаться своим имуществом был лишен сын князя Василия Мещерского — Прокофий. Указом Сената от 28 октября 1768 г. князю "по невоздержанному его житию" запрещалось "продавать и закладывать свои деревни и давать вексели без согласия отца" . В отношении графа Андрея Бестужева-Рюмина предписывалось, чтобы он сам векселей не писал и чтоб "никто ему ничего в долг не давал под опасением потеряния данного". Важно отметить, что прежние долги, сделанные лицами ограниченной дееспособности, признавались и должны были выплачиваться опекунами, но порядок выплаты отличался от общего правила. Опекуны майора графа Петра Салтыкова должны были их уплачивать из доходов от имения.
Поскольку установление опеки над имением расточителя осуществлялось на основании указа, ясно, что и снятие опеки также возможно было лишь тем же способом. Интересен в этом отношении проект указа о снятии запрещения с имения князя Александра Долгорукого. Екатерина II внесла в него собственноручную правку, что и позволяет определить главную причину такого шага. Премьер-майор князь Александр Алексеевич Долгорукий был лишен права распоряжения своим недвижимым имуществом в 1768 г., когда Юстиц-коллегией было установлено, что князь чрезмерно предается запрещенным карточным играм. В 1771 г. было решено запрещение снять: "и то единственно по сему только делу, приняв наипаче во уважение, что он, князь Долгорукий, как отец в разсуждении приближающихся поздых лет желает детей своих обоего пола в совершенном уже возрасте находящихся, разделить и учредить всякаго из них состояние, особливо же дочерей при выдаче их в замужество наградить приданными деревнями". Именно приведенная фраза была подчеркнута императрицей: вероятно, конфликт разделом имущества был исчерпан, т.е. князю потребовалось три года, чтобы понять, что негоже оставлять дочерей бесприданницами.
Другим основанием для снятия опеки было прекращение мотовства и экономное ведение хозяйства. Такой пример находим в фонде Екатерины II в бумагах 1768 г. 10 января императрица направляет генерал-прокурору А.А. Вяземскому указ "для предложения Сенату" о снятии опеки с Марии Салтыковой, жены бывшего камергера Петра Салтыкова (не путать с графом Петром Семеновичем Салтыковым, генерал-губернатором Москвы). Генерал-прокурору предлагалось проверить, действительно ли М. Салтыкова "мужа своего долги заплатила, о сыне имеет попечение". Если эти факты подтвердятся, и Салтыкова "мужа своего содержать обяжется", то ее представлялось возможным "из опекунства исключить".

Источник: Новицкая Т.Е. Физические лица в гражданском праве XVIII в. // Вестник Московского Университета. Сер.11. Право. – 2004. - №1. – С.16-47.
Tags: Россия, история, порок, юриспруденция
Subscribe

Posts from This Journal “юриспруденция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments