a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

О РАЗРУХЕ в УМАХ


Вспомнилась мысль классика о том, что разруха начинается не в клозетах, а в головах. В связи с этим хочется представить размышления Михаила Александровича Бакунина (1814-1876), видного теоретика анархизма, которые подчеркивают разброд и шатание в мыслях русской интеллигенции, предшествовавшие приходу к власти большевиков.

 

Чего мы ищем? Чего мы хотим? Того же самого, чего хотели и искали живые люди всех времен и всех стран: Истины, Справед­ливости и Свободы.

Да не побоится читатель, что мы затеряемся в заоблачных рас­суждениях о том, что такое Истина? Мы знаем, что за облаками ее не найдешь. Под этим словом мы разумеем простую, естественную логику, присущую всему действительному, или всеобщий порядок явлений, подмеченный человеческим разумом как в мире вещест­венном, так и в мире социальном.

Мы, разумеется, отрицаем самым решительным образом произ­вольное и нелепое разделение мира действительности на физический и духовный; но считаем полезным сказать несколько слов о том, как произошло это разделение, пожалуй, естественное и в истори­ческом смысле необходимое, но тем не менее имевшее на судьбу человечества самое плачевное действие. Оно было порождено в начале истории как бы недоразумением едва проснувшегося разума, не сознававшего себя и потому не подозревавшего, что он сам ни более ни менее как одно из естественных порождений природы. Лишенный, таким образом, возможности действовать самосознательно, трезво, разум проявился сначала в поэтических грезах и в религиозных представлениях, а потом в форме метафизического самоуглубления и отвлеченного самостроения и стал искать в едином себе причины всего. Но раз противопоставив себя как нечто отдельное и самосто­ятельное не только всему внешнему миру, но даже и непосредст­венному производителю своему — человеческому организму, он не­пременным образом должен был раздвоить единый мир действительности на мир «физический» и на мир «духовный».

С тех пор как мы узнали физиологическое происхождение всей нашей умственной деятельности, мы с одинаковою необходимостью пришли к сознанию нелепости подобного раздвоения.

 

Един мир, и едино средство для познания назначения законов или порядков его для добывания Истины — Наука; не метафизика и не отвлеченные умопостроения, а наука, основывающая свои рас­суждения на опыте, употребляющая одинаково метод дедуктивный и метод индуктивный и проверяющая беспрестанно свои гипотезы строжайшим наблюдением и анализом фактов.

Таким образом изгнано из науки все сверхъестественное, все неразумное: понятие о Боге и все другие понятия, вытекающие из него или соприкосновенные с ним. Единство и самая возможность рациональной науки впервые поставлены. Остается восстановить то же единство и тот же разум в жизни. Жизнь человека, коллективная и индивидуальная, от начала истории по самое настоящее время делится, как известно, между двумя противоположными, друг друга отрицающими, друг друга уничтожающими мирами: духовным и материальным, земным и небесным. К небесному стремятся все ре­лигиозные помыслы и чувства, все идеальные движения души; к земному — все интересы земли, все материальные хотения и похоти живого человека. Первому миру приписывается все, что называют истиною и добром; второму — все грехи и вся ложь. Историческая судьба человека, переходя через многоразличные пути и ступени развития, была до сих пор результатом этой непримиримой борьбы двух миров, соединение которых в один мир, в одну дружную жизнь после многих серьезных попыток, сделанных в различные времена искусством, религией, политикою и, наконец, метафизикою, — ока­залось решительно невозможным. Пока оба мира в сознании человека будут существовать друг от друга отдельно, он никогда не успеет освободиться в жизни своей от пагубного раздвоения: одна часть его существа будет в непрерывной борьбе с другою, а результатом такой борьбы может быть только «преступная анархия» — бунт материи или торжество духа, покорение материи, водворение по­рядка — добродетельное рабство.

Итак, чтобы окончательно освободить человека, надо положить конец его внутреннему раздвоению — надо изгнать Бога не только из науки, но и из самой жизни; не только положительное знание и разумная мысль человека, но и воображение и чувство его должны быть избавлены от привидений небесных. Кто верит в Бога, тот признает существование отдельного духовного или небесного мира, кто допускает в малейшей мере сверхъестественный, для разума непостижимый порядок вещей, тот обречен на неминуемое и без­выходное рабство. Люди науки освобождаются от него путем науки и только в области науки, но не в действительности, не в жизни. Потому что жизнь каждого человека, как бы он ни был учен и мудрен, находится вследствие закона общественной солидарности в прямой и непременной зависимости от жизни всех, от жизни народа; народ же своею верою обречен на рабство. Кто поэтому хочет быть сам свободен действительно в жизни и в деле, тот должен устремить все усилия свои на уничтожение народной религии…

Признание в мире, вне его и над ним, высшего бесконечного существа; богопризнания и богопочитания всякого рода; учение о бессмертной душе и о загробных наградах и наказаниях и неразрывно связанное с ними существование церквей, попов — посредников и примирителей с Богом, чудотворцев, пророков и богопомазанных законодателей и царей; так же как необходимо из них вытекающее существование богопоставленных государств со всем их историче­ским хламом: с правом государственным, уголовным, гражданским; с наследственною собственностью и деспотизмом семейным; с поли­цейскою властью и с военным насилием; все эти темные порождения религии были несомненно продуктом того первобытного рабства, в котором наш род погрязал в начале своей истории, когда он только что стал выделяться из рода горилл или других обезьян. Все эти несомненные следы нашей первоначальной животности человек та­щил, постепенно их уменьшая по мере того, как он сознавал и осуществлял свое человечество, сквозь всю историю; тащил их, как освобождающийся Спартак тащит свою цепь. И очевидно, что чрез­вычайная тяжесть этой исторической цепи была и продолжает быть главною причиною несносной медленности человеческого освобож­дения и развития. Но очевидно также, с другой стороны, что все эти продукты нашего доисторического натурального рабства непре­менным образом должны были сделаться в свою очередь новым источником нового исторического рабства, которое продолжает тя­готеть над нами и от которого мы освободиться можем только путем рациональной науки…

Сторонники революции — мы враги не только всех религиозных попов, но также и попов науки, — враги всех, утверждающих, что религия нужна для народа, — отвратительная и подлая фраза, ко­торая, в сущности, имеет вот какое значение: «Народное невежество необходимо нам, эксплуататорам и притеснителям народа».

Мы хотим разрушения всякой народной религии и ее заменения народным знанием. Да, мы хотим для народа разумного, строго научного знания…

Мы уважаем безусловно свободу каждого, лишь бы она не была свободою притеснения и гнусным произволом эксплуататора и при­теснителя. Поэтому мы уважаем свободу всякой веры; уважаем не самую веру, если она глупа (глупости уважать невозможно), но толь­ко несомненное право каждого человека верить во всякую глупость, если он находит в ней утешение и удовлетворение. Это нам отнюдь мешать не должно говорить, писать, печатать, вести самую ярую пропаганду против всего, что нам кажется нелепостью, ложью, хотя бы миллионы людей верили в них. Это наша обязанность, наше право…

А до тех пор да служит нам ободрением тот несомненный и, впрочем, нами выше упомянутый факт, что религия нашего народа, хотя и облекается большей частью в грубые формы и содержит, как все христианство, догматы, поражающие не только своей неле­постью, но и безнравственностью, — что эта религия в нашем народе болезнь только накожная, отнюдь не проникшая в глубь его жизни. Народная религиозная вера коренится не в одном только неве­жестве, но главным образом в неполноте и в искусственной тесноте народной жизни, заедаемой собственниками и подавляемой госу­дарством; она есть как бы протест живого и жизни жаждущего сердца народа против гнусной действительности. Напрасно бы было ждать освобождения народа от религиозного сумасшествия или пьянства, пока само положение его коренным образом не изменится. Вы никогда не достигнете отрезвления его одним только путем умст­венной пропаганды. Окончательно освободит его от всякой религии только СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.

 

О том, как революция в России достигала «отрезвления» народа – в следующем посте.

 


Tags: Бакунин, анархизм, атеизм, наука и религия
Subscribe

  • ВИЗАНТИЙСКОЕ ПРИДВОРНОЕ ХРИСТИАНСТВО

    Неестественное смешение христианства с миром достигло своего апогея при императорском дворе Константина – конечно же, не таком…

  • МАМА ЧЕЛЕНТАНО

    В далеком 1927 году семейство из южной провинции Фоджи (регион Апулии) двинулось на север Италии в поисках нового места жительства. Предчувствие…

  • WHO IS MR. ANTONESKU ?

    Приговоренный, одетый в свой лучший костюм, поднял шляпу, тем самым отдав приказ расстрельной команде. Грянул залп, бывший правитель Румынии и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • ВИЗАНТИЙСКОЕ ПРИДВОРНОЕ ХРИСТИАНСТВО

    Неестественное смешение христианства с миром достигло своего апогея при императорском дворе Константина – конечно же, не таком…

  • МАМА ЧЕЛЕНТАНО

    В далеком 1927 году семейство из южной провинции Фоджи (регион Апулии) двинулось на север Италии в поисках нового места жительства. Предчувствие…

  • WHO IS MR. ANTONESKU ?

    Приговоренный, одетый в свой лучший костюм, поднял шляпу, тем самым отдав приказ расстрельной команде. Грянул залп, бывший правитель Румынии и…