a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

Categories:

ДАНИЕЛЬ ДЕФО

В Лондоне царил разгар шумного праздника. Люди плясали, смеялись и выпивали прямо на улицах, так что водосточные канавы буквально были залиты пивом. Но не было веселья в доме на Криплгейт с высоким, узким фасадом. В этот теплый майский вечер 1660 года, Джеймс Фо, торговец сальными свечами и убежденный пуританин, стоял здесь у своего окна и с грустью размышлял о том, насколько изменчивы нравы жителей Лондона. Он прекрасно понимал, что это веселье было не в честь короля Карла II и восстановления монархии. Это было прощанье с высокими моральными стандартами; люди шумно приветствовали монарха, который сулил им удовольствия, тщеславие, пьянство и распутство.
Госпожа Фо сидела в своем массивном дубовом кресле в маленькой комнатке позади магазина и нянчилась с новорожденным, которого родители назвали Даниелем, но не крестили, поскольку придерживались баптистских убеждений. Ребенок родился в нонконформистской семье в трудные времена. В то время как весь Лондон праздновал, у господина Фо было достаточно оснований для пессимизма. После воцарения Карла II все инакомыслящие в течение двух лет подвергались жестоким гонениям. …
Даниелю Дефо (он присвоил себе эту видоизмененную фамилию еще в молодости) было всего пять лет, когда на улицах Лондона разразилась страшная чума. От этой чумы умерло мучительной смертью 100 000 лондонцев, что составляло половину населения города, а десятки тысяч других горожан были вынуждены убежать в сельскую местность. … Семья Фо переселилась на верхний этаж, чтобы таким образом отрезать себя от внешнего мира, и остаться невредимым от чумы. Но вскоре они стали очевидцами еще одного большого бедствия - Великого Лондонского пожара, который начался на Пудинг Лэйн и уничтожил центральную часть города в течение трех кошмарных дней. Даниель Дефо не мог забыть выражение ужаса и беспомощности на лицах людей, глядевших на стену огня, поглотившего их дома и имущество. Он хорошо запомнил также и то чувство облегчения, с которым вздохнула его семья, когда огонь остановился совсем близко от их дома. Он запомнил также необыкновенной силы проповедь д-ра Аннерсли на служении прямо на улице, посреди обугленных дымящихся руин.
А спустя всего лишь несколько лет молодого Дефо можно было регулярно встретить в рабочем кабинете д-ра Аннерсли, заполненном сотнями старинных книг в кожаном переплете. Здесь он получил домашнее образование и получил хорошие знания английского языка и математики. …
Однако это домашнее обучение было лишь первой ступенью, и послужила основой для дельнейшего образования, снабдив пытливый ум Дефо хорошим познавательным материалом. В возрасте тринадцати лет его послали учиться в нонконформистскую академию в Лондоне. … На то время Дефо проявил себя весьма деятельным человеком. Это был крепко сложенный темноглазый молодой человек, который быстро освоил роль заводилы в студенческом коллективе. Он был признанным лидером не только в академии, но и среди молодежи в районе Криплгейта, где неизменно оказывался предводителем всяких неординарных мероприятий. …
Родители Даниеля искренне надеялись, что их сын станет служителем церкви, но его больше интересовала торговля. Поэтому он бросил учебу в академии и стал учеником торговца. Затем, получив некоторый опыт, он поступил работать коммивояжером в компанию, совершавшую рейсы в Португалию, Францию и Италию за товарами для британских фирм. Возвратившись домой, в возрасте двадцати трех лет, он решил завести свой собственный бизнес, и открыл в Лондоне новую фирму под большой красочной вывеской "Даниель Фо, купец." Деньги для этого предприятия, в основном, принадлежали его молодой жене Мери. Это была глубоко верующая девушка, и ее богатый отец дал ей на свадьбу несколько тысяч фунтов.
Надо сказать, что это было время, когда многие передовые писатели публиковали один за другим блестящие утопические прожекты. Дефо, любитель поспорить и поговорить об идеях, тоже стал публиковать свои собственные прожекты для разрешения всех мировых проблем. Со временем он стал известной фигурой в аристократических кругах. Цель этой его деятельности была довольно проста - карьера. Пышный стиль моды того времени требовал большой траты денег, и Дефо в совершенстве овладел этим "искусством". Он стал все меньше уделять внимания своей растущей семье, любил кататься на своем прекрасном вороном жеребце, и старался провести время в благородном обществе.
Казалось, Дефо использовал любую возможность, чтобы ускользнуть от своей благочестивой жены и побывать на всех провинциальных ярмарках, даже если в этом не было никакой необходимости. Спустя всего два года семейной жизни, он поехал на юго-запад страны и записался на службу в армию Монмаута. После смерти Карла II корона должна была перейти к Якову II, который был ревностным католиком. Протестант Монмаут, претендент на престол, был политическим героем Дефо. Но после короткой схватки Монмаут попал в плен. Дефо удалось убежать, но он был очень разбит морально, и ему пришлось возвращаться в Лондон.
Со временем к нему вернулась смелость, и он снова примкнул к политическому движению противников Якова II. Он даже основал нонконформистскую домашнюю церковь, в которой был пастором на протяжении двух лет. Однако новизна этого занятия вскоре прошла. Это было всего лишь неудачная попытка завоевать Божью благосклонность применением тех поверхностных христианских знаний, которые он изучал в юности.
Вскоре Дефо с его амбициями и талантами добился общественного признания. Поскольку люди становились все больше недовольны королем, его речи находили отклик среди многочисленных слушателей в клубах, кафе и на улицах Лондона. Он стал одним из главных сторонников, защитников и пропагандистов Британской реформационной конституционной партии, которой и посвящал свои памфлеты. И вот, наконец, наступил день, которого так долго ожидали все протестанты и члены этой партии. 4-го ноября 1688 года Вильгельм Оранский высадился в Торби, чтобы занять место дискредитированного короля Якова.
Что касается Дефо, то теперь, казалось, ему всюду сопутствовала удача. Он был признан лучшим популярным публицистом и поэтом, его публичные выступления встречались аплодисментами, он начал получать большие прибыли от своей торговли и был в это время на вершине успеха. Но после этого на него неожиданно обрушилась катастрофа. Сначала он потерпел несколько тяжелых финансовых потерь из-за неудачных торговых сделок. Затем из-за войны с Францией два торговых судна, до отказа нагруженных его товарами, не прибыли в порт назначения. Корабли попали в руки противника. В одно мгновенье один из самых гордых людей Лондона превратился в жалкого банкрота.
В те дни банкротство наказывалось весьма сурово, и у Дефо не было никакого желания быть подверженным такому наказанию. Он наспех дал распоряжения своей заброшенной семье, раздал имущество наиболее настойчивым кредиторам, и ушел в бега. К счастью, его жена при помощи одного верного друга смогла собрать денег, чтобы дать ему возможность еще раз заняться бизнесом, при условии, что в первую очередь он будет погашать свои долги. Но позор банкротства подорвал его репутацию, и это было хорошим предлогом для его врагов. Он взялся за перо, и написал еще одну книгу о том, как разрешить кое-какие мировые проблемы, в частности, о мерах по оказанию помощи притесняемым торговцам и о возможности образования для женщин. Королева Мария случайно прочитала эту книгу, и горячо поддержала его идеи. Дефо получил аудиенцию, за ней последовала еще одна, и с тех пор Дефо стал постоянным гостем королевского двора.
На Вильгельма Оранского Дефо произвел особое впечатление человека, умеющего мыслить, и когда королевская казна опустела, Дефо посоветовал разыграть крупномасштабную королевскую лотерею. Дважды ему было доверено организовать эту общенациональную лотерею, в которой обещались громадные выигрыши при незначительных ставках. Еще один удачный проект Дефо - строительство кирпичного завода в Тилбери - помог ему расплатиться с долгами. В то время Британия импортировала практически весь кирпич и черепицу, и аналогичная отечественная продукция была мало известна. Однако продукция завода продавалась хорошо и шла на строительство самых больших зданий в Лондоне. Это послужило стимулом для зарождения новой отрасли Британской промышленности. Свободный от долгов и снова богатый, Дефо полностью предался удовольствиям великосветской жизни. Он стал снова известен своей дорогой одеждой, шикарными экипажами и связями с королевским двором.
Не желая слышать упреки своей несчастной, обремененной заботами жены, он проводил ночи напролет в ресторанах Вест Энда. Шестеро его детей - два мальчика и четыре девочки - росли фактически без отца, а в это время Дефо, следуя традициям высшего общества, завел себе в Тилбери любовницу. Как и следовало ожидать, любовница родила ему сына.
В эту пору, казалось, Дефо не испытывал никаких угрызений совести, никакого стыда за свое поведение, никакие препятствия и разочарования не могли поколебать его тщеславие, амбиции и стремление к богатству. Он не сомневался в своей правоте даже тогда, когда брался писать о религии, и даже критиковал некоторых нонконформистов, причащавшихся раз в неделю в Англиканской церкви, чтобы не лишиться работы в гражданских учреждениях. "Честный человек исповедует только одну веру - писал он - и не посмеет играть в прятки с Всевышним."
Так пролетали годы, годы безбожия. За эти годы его дети выросли и стали презирать своего испорченного славой отца; за эти годы множество памфлетов и поэм вышло из-под его пера. …
Люди, завидовавшие журналистским успехам Дефо, а также его политические противники стали распускать злые слухи о его прошлых финансовых неудачах. В то же время перегруженность работой и распутный образ жизни стали заметно сказываться на его здоровье. Дефо стало мучить чувство глубокого отчаяния, присущее человеку, познавшему пустоту этого мира. Он всеми силами добивался богатства и славы, а взамен получил только тяжкий труд, зависть, ненависть, страдания и подорванное здоровье. …
Силы Дефо были почти на исходе, он выглядел намного старше своих пятидесяти четырех лет, и в оценке собственной жизни он, наконец, перешел от жалости к себе к осознанию своего краха. Этот новый прилив смирения и самокритики начался у него во время серьезной болезни, приковавшей его к постели на несколько недель. Он только и мог в это время думать о своих мучительных жизненных взлетах и падениях. Боль разбитого честолюбия сменилась раскаянием о том, что он так постыдно пренебрег своей семьей ради личного успеха. Перед его взором предстали упрямые попытки избавиться от христианской морали, в которой он был воспитан с детства, и постепенно в его жизни и мировоззрении произошла перемена.
Наиболее красочно Дефо описал свое обращение ко Христу в своем знаменитом романе "Робинзон Крузо", потому что религиозные переживания Крузо - это ничто иное, как духовная автобиография самого Дефо. Крузо пришлось некоторое время находиться на необитаемом острове, который он назвал "островом отчаяния."
"Но теперь, когда я захворал, моя совесть, так долго спавшая, начала пробуждаться, и мне стало стыдно за свою прошлую жизнь... И я взмолился: "Господи, будь мне помощником, ибо я нахожусь в большой беде!" Это была моя первая молитва, если можно назвать ее молитвой, которую я произнес за многие годы.
Совесть мучила меня, и, казалось, вслух говорила мне: "Несчастный! Оглянись на свою потерянную жизнь!" Я взял Библию и начал читать... Первые слова, которые открылись мне, были следующие: "Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня". Псал.49:15. Перед тем, как лечь в постель, я сделал то, чего не делал ни разу в своей жизни: я склонился на колени и помолился Богу, чтобы Он выполнил мне это обещание, что если я призову Его в день скорби, Он избавит меня."
Через четыре дня Крузо почувствовал себя намного лучше. "Я взял Библию, и начиная с Нового Завета, стал серьезно читать ее. Но я обнаружил, что мое сердце было больше занято злыми делами моей прошлой жизни... Затем, когда я дошел до слов: "Его возвысил Бог... в Начальника и Спасителя... дабы дать... покаяние и прощение грехов (здесь говорится о Господе Иисусе Христе, Который умер на кресте, взял на Себя наказание за грех, и потому может прощать грех), я стал искренне умолять Бога о даровании мне покаяния и прощения.
Я отложил книгу, и подняв свое сердце и руки к небу, вне себя от радости, громко закричал: "Иисус, Ты Сын Давидов, Иисус, Ты превознесенный Начальник и Спаситель, дай мне покаяние!" Это был первый случай в моей жизни, о котором я могу сказать, что я молился в истинном смысле этого слова, ведь я молился в полном осознании своего положения перед Богом... Я оглянулся на свою прошлую жизнь с таким ужасом, и мои грехи показались такими страшными, что моя душа не желала получить от Бога ничего, кроме избавления от угнетавшей меня тяжести вины."
Горячие молитвы следовали одна за другой, и после этого Крузо почувствовал внутри великое утешение, зная, что Бог простил его. Затем он стал проводить каждый день время в чтении Библии и молитве. Три месяца спустя он записал: "Я воздаю смиренную и сердечную благодарность Богу за то, что Он благоволил восполнить все недостатки моего одиночества Своим присутствием и ниспосланием благодати для моей души, поддерживая, утешая и ободряя меня, чтобы я полагался на Его провидение здесь и надеялся на Его вечное присутствие в мире ином. Я начал чувствовать, насколько более счастливой была та жизнь, к которой меня привел Бог, ведь изменились все мои желания."
Слова Крузо в точности описывали то, что пережил сам Дефо. Он испытал и почувствовал близость Спасителя, Который отвечал на его молитвы, он также пережил великую перемену своего внутреннего характера. Действительно, все его вкусы и наклонности изменились, когда Бог вошел в его жизнь, так что во всех отношениях он стал новой личностью.
Дефо быстро преуспевал в своем духовном хождении перед Богом, потому что он с детства был хорошо научен своими искренне верующими родителями. Все то, что он знал о Библии и о Господе, скрывавшееся на протяжении столь долгого времени, оказалось как нельзя кстати. В скором времени его перо заработало снова, описывая картину того, какой должна быть семейная жизнь. Он писал с глубоким сожалением о том, что его собственная семья выросла без отца, который должен был любить их и заботиться об их духовном состоянии. Эти записи затем составили целую книгу под названием "Семейный наставник", которая стала бестселлером. Король Георг I регулярно читал эту книгу своим детям.
Затем был написан еще целый ряд романов. "Жизнь, приключения и пиратство славного капитана Синглтона" стал очередным бестселлером, в котором также говорилось об обращении к Богу. Роман "Моль Флендерс" описывал душераздирающую историю девушки, которая испытала все существующие пороки и несчастья, но в конце концов покаялась и обратилась к Богу (в первоначальной версии романа.)
В основу романов "История полковника Джека" и "Счастливая госпожа" были положены также темы религии. Выдающимся признанием заслуг Дефо является тот факт, что все эти романы, написанные в начале восемнадцатого века, все еще продолжают издаваться и не потеряли своей актуальности и сегодня. Они изобилуют описанием всевозможных приключений, отражающих широту и многосторонность замечательного таланта Дефо. Неудивительно, что многие считают его не только отцом современной журналистики, но также и истинным отцом современного романа.
В течение пятнадцати лет после своего обращения Дефо стремился принимать самое активное участие в христианской работе, сознавая вину за потерянное прошлое и в то же время веруя в то, что Бог выполнит свое обещание, данное в Библии: "И воздам вам за те годы, которые пожирали саранча, черви, жуки и гусеница" (Иоил.2:25). И Господь действительно благословил его последние годы так обильно, что у последующих поколений его имя стало ассоциироваться с теми книгами, которые несут в себе свидетельство о возрождающей силе Спасителя. Когда-то тщеславный карьерист, он стал теперь смиренным, искренним и добросердечным человеком, который заботился о бессмертных душах окружающих людей.
Под самый конец жизни на него снова надвинулись тени прошлого. Много лет назад, когда Дефо обанкротился, один его друг-бизнесмен заплатил его долги с условием, что он отдаст с процентами. Дефо отдал, но ни он сам, ни его друг не сохранили документы. Когда этот бизнесмен продал свой капитал, в его архивных записях было обнаружено, что Дефо, якобы, до сих пор оставался должником. Через двадцать шесть лет женщина, ставшая собственницей этого капитала, возбудила иск о полной выплате этого долга.
У Дефо не было достаточных юридических оправданий. И вот снова, в возрасте семидесяти лет, он оказался перед опасностью еще раз стать банкротом. Поручив своему старшему сыну свои дела, убитый горем старик ушел из дому и скрылся, чтобы обдумать создавшуюся ситуацию. В течение некоторого времени его могли навещать только жена и дочери. Он нашел приют в ночлежном доме на Ропмейкерс Аллее, совсем рядом с местом своего рождения. Здесь вечером 26 апреля 1731 года он лег спать в последний раз. Может быть, в самый последний момент к нему вернулись скорбь и тревога, чтобы напомнить о мимолетности и жестокости этого мира, в противоположность тому миру, в который он должен был скоро вступить. Уже к утру он навсегда покинул свой земной "остров отчаяния" и причалил к берегам вечности, чтобы навсегда быть со Спасителем.

Источник: Питер Мастерс. Люди высокой цели.
Tags: биография, герои веры, покаяние, христианство в действии
Subscribe

  • ИМПУЛЬС МИЛОСЕРДИЯ

    Пс.81:3-4 « Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость; избавляйте бедного и нищего; исторгайте [его]…

  • СОЦИАЛИЗАЦИЯ ДЕТСКОГО СТРАХА

    А. И. Захаров отмечает, что «существуют две взаимоисключающие точки зрения в отношении возникших страхов. По одной из них, страхи – это…

  • Я НЕ ЦЕНТР ВСЕЛЕННОЙ

    Во всем виноват Коперник. Пока в 1543 году за дело не взялся он, мы, жители Земли, наслаждались сознанием собственной центральности. Папаши,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments