July 30th, 2021

Три креста

ЖИВОЕ УПОВАНИЕ в БЕЗУМНОМ МИРЕ

Слушая рассказы переселенцев, вынужденных бежать с обжитых мест неведомо куда и начинать там все с самого начала, я невольно вспоминаю трагизм финальной сцены из жизнерадостного мюзикла Джозефа Стайна «Скрипач на крыше».

По ходу пьесы власти принуждают всех евреев из села Анатевка немедленно покинуть свои дома: оставить места, где они родились, учились ходить и читать, влюблялись, женились, работали, строились, возделывали участки, вели бизнес, рожали и растили детей, старились, болели и ухаживали за больными, хоронили близких. В общем, делали все то, что включает в себя понятие «жить».

И, неожиданно став бездомными бродягами, новоявленные беженцы рассуждают между собой: «В конце концов, что у нас тут было-то? Немного того, немного сего… Что мы, собственно, оставляем? Да ничего! Всего лишь Анатевку…»

Рассказывают, что когда Норман Джуисон, работая над экранизацией «Скрипача» (1971), снимал эти кадры, он не мог сдержать чувств и просто рыдал, обхвативши камеру руками.

Именно посреди этого невообразимого безумия Мотл-портной, один из персонажей, подходит к старому раввину с вопросом:

«Равви, мы всю жизнь ждали Мессию. Не самое ли время ему явиться прямо сейчас?»
«Придется нам подождать его где-нибудь в другом месте», – отвечает тот.

Доводилось ли вам оказываться в подобной ситуации? Когда кажется, что все, на что вы полагались в жизни, рухнуло. Что надеяться больше не на что и не на кого. Когда в ужасе восклицаешь: «Как такое возможно?! Прекратится ли это когда-нибудь?!» Когда всеобщий конец представляется не столь уж плохой альтернативой.

ВCollapse )