November 20th, 2020

Три креста

СПОРНОЕ ТОЛКОВАНИЕ №21. Чаша в Гефсимании

Иешуа был арестован ночью, после пасхального ужина с двенадцатью Апостолами, в Гефсиманском саду. Перед самым своим арестом он испытал агонию, во время которой трижды молился Богу. Первая его молитва была такая:
Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты. (Матф. 26:39). Во второй раз он помолился так: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя. (Матф. 26:42). В третий раз, как пишет Матфей, он помолился теми же словами, что и перед этим (… и помолился в третий раз, сказав то же слово. Матф. 26:44).
В этой молитве Иешуа, совершенно очевидно, просит Бога о том, чтобы некая чаша миновала его. На вопрос о том, что это за чаша, традиционный ответ – чаша гнева Божьего, которую ему предстояло испить на кресте. Но тогда напрашивается следующий вопрос: разве Иешуа не пришёл именно для того, чтобы испить эту чашу? Разве не в этом состоял весь план Божий – чтобы Иешуа пошёл на крест как жертва за наши грехи? А коли в этом, почему же он в самую последнюю минуту как будто бы колеблется и выражает своё нежелание страдать и умирать? На это нам говорили, что в этот момент мы лучше всего можем увидеть, что Господь наш – человек, самый настоящий человек, который хочет не умирать, а жить. Что вот тут, дескать, мы и видим лучше всего, что у нас есть первосвященник, который понимает нас, слабых и грешных людей. Что и у него в жизни был момент слабости и колебания. Что и у него была плоть, не желавшая страданий, и он совершенно откровенно говорил Богу обо всём, что чувствовал. При этом, разумеется, не настаивая на своих желаниях, но подчиняя и вверяя их Богу. Ведь последние-то слова Его молитвы – да будет воля Твоя. То есть он лишь озвучивает свои желания, колебания, чувства – но не ставит их во главу угла. Хороший пример для нас, который Бог почтил – ведь в конце-то концов, после третьей молитвы, Иешуа встал и пошёл исполнять волю Божью, а не убежал к маме.



Я придерживался этого очень распространённого толкования до недавнего времени, пока не познакомился с другим, менее известным, но намного более разумным, как мне кажется. Но прежде, чем поделюсь с вами своей находкой, пару слов о том, почему традиционное толкование проблематично.
Если Иешуа просит Отца позволить ему не умирать, Он фактически молится против известной ему воли Божьей. Да, он не настаивает на своём, однако факт остаётся фактом – он начинает переговоры с Богом. Причём предмет этих переговоров – не исцеление очередного больного, или изгнание очередного беса из кого-то. Нет – речь идёт об искуплении человечества, о главной цели всей Его жизни. Он прекрасно знает, что именно ради этого послан. Он говорит ученикам о своих грядущих страданиях и смерти. Более того – когда Пётр, осознав, чем тут пахнет, начинает его отговаривать от этого плана, Иешуа отчитывает его довольно резко: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. (Матф. 16:23).
Collapse )