November 10th, 2019

Три креста

СТРАХ — КЛЮЧЕВАЯ ПРОБЛЕМА БЕСПЛОДИЯ

Страх проникает во все поры естества, убивает инициативу, превращает свою жертву в холодец. Страх сковывает сознание, навешивает замок на уста и путы на ноги. Страх приковывает христианина к скамье дома молитвы и делает из активного свидетеля пассивного сидетеля.
Страхом парализованы церковные начальники, от лидера малой группы до епископов и председателей.
Ведь страх – это предельная святость. Страх возведен в высшую степень достоинства. Это своего рода знак качества.



Источников страха несколько. Один из них и, пожалуй, самый эффективный – родительский дом. Здесь, следуя библейской заповеди: «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его», родители вбивают в подсознание чад своих, что познание мира совершается через «нельзя». И нарушение «нельзя» сопровождается наказанием. Физическим. Унизительным. Жестоким.
Всякий раз, пытаясь уяснить практику исполнения повеления Евангелия: «И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем», я слышал от отцов четкое и ясное понимание этого великого отцовского долга: «Не жалей розги для сына твоего!» И более ничего. Прощение не котируется. Поощрение не практикуется. Создается впечатление, что понятие любви незнакомо вовсе.
Страх – главный инструмент воспитания в школе. Страх многолик. Страх многослоен. На страх перед родителями накладывается страх перед одноклассниками. Страх перед толпой детей, в которой ребенку предстоит застолбить свое место. Страх, нередко связанный с насилием хулиганистых ребят. Страх перед неизвестным, новым, статусом. Страх перед учителями.
Валерий Соловей, доктор исторических наук, профессор и заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО, говорит:
Collapse )