May 5th, 2019

Три креста

ЛЮБОВЬ ДОЛГОТЕРПИТ

Любовь прежде всего долготерпит.
За примером мы с тобой отправимся во Францию, в Париж 1954 года. Эли Визель — корреспондент еврейской газеты. Десять лет назад он был заключенным концентрационного лагеря для евреев. А десять лет спустя он прославится как автор книги «Ночь», рассказывающей о холокосте и получившей Пулитцеровскую премию. Он будет также награжден медалью Конгресса за достижения и Нобелевской премией мира.
Но этим вечером Эли Визель — двадцатишестилетний и никому не известный корреспондент газеты. Он собирается брать интервью у французского писателя Франсуа Мориака, христианина. Мориак — последний французский лауреат Нобелевской премии по литературе, специалист по политической жизни Франции.
Визель приходит в квартиру Мориака, он волнуется и непрерывно курит — ужасы нацизма сделали его эмоционально неуравновешенным, признания как автор он еще не получил. Мориак, который старше, пытается создать непринужденную обстановку. Он приглашает Визеля войти, они усаживаются в маленькой комнате. Но прежде чем Визель начинает задавать вопросы, Мориак, убежденный католик, заговаривает на свою любимую тему — об Иисусе. Визель чувствует себя неловко.
Имя Иисуса для него — как соль на свежую рану.
Визель старается перевести разговор на другое, но не может. Возникает впечатление, что все сущее ведет к Иисусу.
Иерусалим? В Иерусалиме нес служение Иисус. Ветхий Завет? Благодаря Иисусу Ветхий Завет теперь обогащен Новым.
Мориак от любой темы переходит к теме Мессии. Визель начинает горячиться. Обстановка христианского антисемитизма, в которой он вырос, горечь Зигета, Аушвица и Бухенвальда — все это кипит в нем. Он убирает ручку, закрывает блокнот и сердито встает.
— Сударь, — говорит он продолжавшему сидеть Мориаку, — вот вы рассуждаете о Христе. Христиане любят о Нем говорить. Страсти Христа, агония Христа, смерть Христа. Вы в вашей религии все время говорите об этом. Так вот, я хочу, чтобы вы знали: десять лет назад, не так далеко отсюда, я знал еврейских детей, каждый из которых страдал в тысячу раз, в шесть миллионов раз сильнее, чем Христос на кресте. И мы об этом не говорим. Можете вы это понять, сударь? Мы не говорим о них.
Collapse )