December 12th, 2018

Три креста

ЗАБЛУЖДЕНИЕ МАСТЕРА

“…Не должен ли народ обращаться к своему Богу? спрашивают ли мертвых о живых? Обращайтесь к закону и откровению. Если они не говорят, как это слово, то нет в них света” (Ис.19:20).
Читал ли Михаил Афанасьевич Булгаков вышеприведенный отрывок? Возможно. Но в перечне источников и составляющих палитры его романа “Мастер и Маргарита” он не играл никакой роли. Равно как и многие основополагающие истины Священного Писания. Читая “бессмертное” произведение популярного ныне автора, понимаешь, почему сатанисты считают его своим. Ода всемогуществу Воланда-дьявола звучит здесь почти в каждой главе. Вот он пророчески предсказывает смерть Берлиоза, и она происходит, вот легко “обставляет” директора Варьете Степана. Далее мы узнаем о “беспредельных” возможностях его помощников на встрече с Никанором Ивановичем и в театре Варьете. На протяжении всей книги создается впечатление, что нет никого, кто смог бы открыто противостоять представителям тьмы и победить. Да и самого Воланда автор рисует, как “часть той силы, которая вечно хочет зла и вечно совершает благо” (из эпиграфа к роману).
В свете этого, решение Маргариты стать ведьмой для спасения своего любовника выглядит как единственное правильное решение. Апофеозом книги является “Великий бал у сатаны” с участием прекрасной и почему-то лишенной всякой одежды Маргариты. Невольно напрашивается вопрос: не увлекался ли “гений русской литературы” черной магией? Очень похоже, судя по описанию. Читая вышеупомянутую главу, невольно произносишь: мерзость! Сразу вспоминаются слова Писания: “Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это…” (Втор.18:10-12).
Верная своему демоническому выбору, Маргарита уже откровенно славословит сатану. “Она кинулась к Воланду и восхищенно добавила: Всесилен! Всесилен!” (24 глава). Или вот еще: “Великий Воланд! – стала вторить ему Маргарита, – великий Воланд!” (30 глава).
Collapse )