September 7th, 2018

Три креста

ВЕЩИЙ СОН

Я сидел, отдыхая после утомительного дня. Много было посетителей сегодня. Приходили за поддержкой, за разъяснениями, приходили с жаждой получить спасение, и многие уходили успокоенными, удовлетворенными, счастливыми. Община наша, видимо, росла и процветала. Душа моя была полна радости, надежды и бодрости; работа моя была мне дорога; между братьями царило единодушие; проповеди мои и увещания приносили очевидную пользу; число слушателей все возрастало. Люди были, видимо, пробуждены; в них происходила внутренняя работа, и я все делал, чтобы способствовать ей и содействовать духовному росту тех, кого Господь вверил моему попечению.
Вообще все, было хорошо, и в этот спокойный вечерний час я отдыхал душой и телом. Постепенно я впал в полузабытье, хотя, как будто, в то же время не переставал сознавать окружающее. И вот вижу я, что дверь моей комнаты бесшумно отворяется; вошел какой-то незнакомый человек. Лицо его выражало большую силу воли и, вместе с тем доброту. Странно было, что он нес с собою множество каких то химических приборов, мерок, инструментов. Он подошел ко мне, протянул мне руку и спросил: «Вы — служитель Бога? А есть ли у вас усердие к этому служению?» Усердия этого я ощущал так много, что мне даже приятно было услышать такой вопрос. И тут вдруг я почувствовал, что мое «усердие» приняло осязательную телесную форму. Я опустил руку за борт сюртука, вынул его оттуда и подал незнакомцу. Тот взял его и, положив на весы, начал тщательно взвешивать. «100 фунтов усердия», — услышал я его голос и чуть не вскрикнул от радости. Меня удержал серьезный взгляд незнакомца, и я понял, что исследование еще не окончено. Незнакомец разбил на мелкие куски то, что он только что взвешивал, положил в плавильный сосуд и поставил на огонь. Масса расплавилась. Он дал ей остыть, и я увидел, что она оказалась вся состоящая из слоев. Под ударом молотка, слои эти отделились одни от другого, и незнакомец начал каждый из них внимательно рассматривать и взвешивать, тщательно записывая результат. Кончив, он устремил на меня взгляд, полный скорби, и тихо произнес: «Спаси вас Господь»! и вышел. Я бросился смотреть его запись, и вот что я прочел:
Collapse )