February 5th, 2016

a-lex_7

СЛОВО ЖИВОЕ и СЕРДЦЕ ВНЕМЛЮЩЕЕ

"Вот что достойно особого поиска: понять, как приходит Тот, Кто всегда присутствует", — говорит св. Григорий Нисский.
В одной из утренних молитв Восточной Церкви есть слова, которые как будто ударяют в меня какой-то таинственной, сжимающей сердце правдой всякий раз, когда я не ленюсь их читать. "…Или хощу, спаси мя, или не хощу, Христе Спасе мой, предвари, скоро, скоро, погибохъ: Ты бо еси Богъ мой от чрева матери моея. Сподоби мя, Господи, ныне возлюбити Тя, яко возлюбихъ иногда той самый грехъ…" То, что неожиданно проступает в этом исповедании, нельзя увидеть ни в каком чёрно-белом фильме, если бы кто-то вздумал снимать его по моей жизни. Старая, стёршаяся плёнка, которую я могу прокрутить в своей памяти, не показывает мне ни единого следа какого-то удостоверенного мной посещения Божия в начале жизни и даже до самого порога зрелости. "От юности мнози борют мя страсти…" — сих борений с постыдными поражениями было сколько угодно. Но чтобы какая-то добрая няня хоть раз провела меня мимо храма, указав на него взглядом, чтобы кто-то из живущих рядом хотя бы помянул имя Божие с ощущением не пустого звука, но непостижимого присутствия… Явившись на свет под мутным и беспросветным небом, тотчас нахлебавшись той перебродившей сивухи обманного антихристова добра и смешного злого мечтания, опоившей три поколения в России, могу ли я обращаться ко Христу как к Господу и Спасителю со дня рождения, "от чрева матери"? Но, правду сказать, это старое и честное кино, которое хочет показать "всё как есть", ничего не утаивая, не даёт увидеть самого главного. То, что Бог говорит нам ещё до того, как мы выучим язык, на котором разговариваем, до того, как исчезнувшее в нас младенчество начинает наполняться воспоминаниями, к которым мы можем как-то прикоснуться, доносится к нам другой, изначальнейшей речью.
Творящее Слово, которое вызывает нас к бытию, не нуждается в обычном человеческом словаре. Наши слова как средства общения, как информативные блоки бывают слишком громоздки и тяжелы для него. Оно доносит себя иначе. Как птица — образ св. Василия Великого, — оно кружит над "безвидной" и пустой человеческой породой и оплодотворяет её собой. И рождается из безмолвия, свёрнутого где-то внутри нас. Просыпается и подаёт голос. Словно клювиком стучится из скорлупы нашего оплотнившегося "я". И потом, если сумеет выпростать себя из шелухи (идей, мировоззрений и всяких грёз), легко находит приготовленное, тысячелетия назад устроенное гнездо — веру Предания, собранного, выстроенного Духом. Хорошо, конечно, когда отец с Библией, когда мать с молитвой, а если им совсем уж не до того, то Арина Родионовна, оказавшаяся вблизи, ежевечерним крестным знамением перед детским сном примут эту веру на свои руки. Однако Слово Божие, как здоровый младенец в здоровом чреве (ибо природа человеческая, от Бога данная, — благая), может обойтись и без акушерок. Потому что душа человека оплодотворена Словом и должна непременно родить, а роды — хоть и трудное, но естественное и благословенное событие. "Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею" (Быт 1. 28). Ибо нет жизни не от Бога, и во всё живущее вложен дар от Него. Так и человек рождается под знамением завета, заключённого уже в самом событии его создания. В тот момент происходит "совет на небесах" (назовите как хотите), выносится "решение", вспыхивает мысль, зачинается "эмбрион" умного света, который входит в плоть будущего существа как залог дарованного ему богоподобия.
Collapse )
Источник: Владимир Зелинский. Промысл, или Истина, которая настигает в пути. Взыскуя Лица Твоего. Время Бога // Истина и жизнь. – 2006. - №2.