February 6th, 2014

a-lex_7

О ГРАЖДАНСКОМ И РЕЛИГИОЗНО-ТРАДИЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ

В свое время Ф.М. Достоевский, показывая иллюзорность девиза Французской революции XIII века: «Свобода! Равенство! Братство!» в условиях власти капитала, писал: «Братство? Братство действительно великая движущая сила человечества, только сколько его ни провозглашай, откуда ж оно возьмется, если его нет в действительности? Потому что в братстве, в настоящем братстве, не отдельная личность, не "я" должно хлопотать о праве своей равноценности с остальным, но "я" должно пожертвовать себя обществу. Но западная личность не привыкла к такому ходу дела: она требует с бою, она требует права, она хочет делиться — ну, и не выходит братства... Что ж, скажете вы мне, надо быть безличностью, чтобы быть счастливым. Напротив, говорю я, не только не надо быть безличностью, но именно надо стать личностью, даже гораздо в высшей степени, чем та, которая определилась на Западе. Главный признак величайшего развития личности, высочайшего ее могущества, высочайшей свободы собственной воли — способность к вполне сознательному, никем не принужденному самопожертвованию всего себя в пользу всех. Добровольно пойти на крест можно только при самом сильном развитии личности. Беда иметь при этом случае хоть какой-нибудь самый маленький расчет в пользу собственной выгоды. Но буржуа без выгоды жить не способен, а потому ему и не доступен такой идеал личности, да и не возможен в буржуазном обществе по самой ее природе» (Цит. по кн.: Селезнев Ю. Ф.М. Достоевский. — М. 1985. - С.286).
Свобода, равенство и братство, да и вообще нормальные межчеловеческие и международные отношения, возможны лишь при нормальных отношениях людей со своим Творцом-Богом; в противном случае душевный эгоизм людей, их взаимное недоверие, зависть, ненависть и вражда создают непроходимую пропасть взаимного невосприятия и глухого непонимания. Отрицание и неприятие Бога отрицательно сказываются и на отношениях между людьми, ибо только любящие Бога способны любить также и своих ближних. В атмосфере взаимного отчуждения и в условиях суетно обожествленного гражданского общества и правового государства вполне справедливо отчаянно драться за свои ущемленные права и любой ценой добиваться реализации принципа равенства перед законом, полного воздаяния и восстановления причиненного ущерба по закону. В этом, собственно, и состоит смысл и достоинство уязвленного эгоизма гражданина, а также защиты его так называемого субъективного права.
Collapse )