February 10th, 2013

Три креста

ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ ЕККЛЕСИАСТА

Это слово я впервые увидел на ярко-красной обложке книги, которую мой старший брат принес домой из колледжа: «Современный экзистенциализм». Хотя я понятия не имел, что такое «экзистенциализм», эта книга манила меня в загадочный мир авангардистской философии. Я вырос в герметически закрытой фундаменталистской среде, защищенной от воздействия столь опасных загрязнителей, и культура парижского «левого берега» была для меня такой же чуждой, как и традиции города Уагадугу. Тем не менее, когда, будучи подростком, в 1960-е годы я прочитал ту книгу с красной обложкой, а потом – еще некоторые романы Камю и Сартра, внутри меня что-то ожило.

Отрешенность, радикальное безразличие к другим, ощущение неуверенности, нечувствительности к боли, безропотное принятие обезумевшего мира – все эти качества каким-то образом просочились сквозь герметичный щит фундаментализма. «Это обо мне!» - думал я, перечитывая все книги по экзистенциализму. В конце концов, я тогда был всего лишь ребенком.

Сегодня, оглядываясь назад, я вижу, что был на грани отчаяния. Зачем я живу? К чему весь этот цирк вокруг меня? Может ли один человек из миллиардов что-либо изменить на этой планете? Эти вопросы обрушивались на меня, подобно океанским волнам, пока я читал произведения французских романистов, а потом – Хемингуэя и Тургенева. Меня окатывали с головы до ног бурные вопросы 1960-х, а экзистенциализм давал некое подобие ответа, настаивая, что на эти вопросы ответа нет. Я обнаружил, что такой же запах тщетности, затхлый, как застоявшийся дым сигарет, источала и более современная литература – Джон Апдайк, Курт Воннегут, Джон Ирвинг, Ежи Коссинский, Уолкер Перси.

Карл Юнг отмечал, что треть его пациентов страдала от неврозов, вызванных «бессмысленностью и пустотой жизни». Он пошел дальше, назвав бессмысленность общим неврозом современной эпохи, когда люди мучают себя вопросами, на которые не могут ответить ни философия, ни религия.

Collapse )