February 19th, 2012

Три креста

ВЫВЕДИ из ТЕМНИЦЫ ДУШУ МОЮ

Среди книг Библии особое место занимают Псалмы. В них содержится много искренних и вдохновляющих слов, вызванных различными жизненными ситуациями. К сожалению, сегодня нам недоступна музыка, на которую пелись эти слова. Мы можем лишь духовно чувствовать ту мелодию души, которая двигала авторами Псалмов (Давид, Асаф, Моисей, Ефам Езрахит, сыны Кореевы).

Когда обычно человек поет? Чаще всего - когда ему радостно, когда душу переполняют светлые чувства. Но также человек может петь, когда у него болит душа. Причиной песни (псалма) могут быть глубокие душевные переживания. Один мудрец сказал: «Девушка может петь о потерянной любви; скряга не может петь о потерянных деньгах».

Мое внимание привлекли псалмы, в которых псалмопевец выражает свои страхи, свою слабость, усталость, неудовлетворенность. Если быть внимательными, мы почувствуем, как сквозь тихий шелест библейских страниц к нам из прошлого прорывается боль души.

Пс.141:7 «Учение Давида. Молитва его, когда он был в пещере. Голосом моим к Господу воззвал я, голосом моим к Господу помолился;

                2             излил пред Ним моление мое; печаль мою открыл Ему.

                3             Когда изнемогал во мне дух мой, Ты знал стезю мою. На пути, которым я ходил, они скрытно поставили сети для меня.

                4             Смотрю на правую сторону, и вижу, что никто не признаёт меня: не стало для меня убежища, никто не заботится о душе моей.

                5             Я воззвал к Тебе, Господи, я сказал: Ты прибежище мое и часть моя на земле живых.

                6             Внемли воплю моему, ибо я очень изнемог; избавь меня от гонителей моих, ибо они сильнее меня.

7             Выведи из темницы душу мою, чтобы мне славить имя Твое. Вокруг меня соберутся праведные, когда Ты явишь мне благодеяние».

Что поражает, так это искренность Давида. Он, будучи царем, не стыдился говорить (петь) во всеуслышание о своих переживаниях. И зачастую он сам, благодаря своей откровенности, предстает пред нами не в образе былинного богатыря, а в виде обычного, потрепанного жизнью человека.


Collapse )