a_lex_7 (a_lex_7) wrote,
a_lex_7
a_lex_7

ЦАРСТВО ЕВНУХОВ

В отличие от Европы, дворец китайского монарха наполняли не обычные слуги, а слуги-кастраты. В традиционном Китае император, или Сын Неба, считался почти божеством. Поэтому простолюдины не только не могли обслуживать Августейшего господина, но и видеть его. Пребывание во внутренних помещениях дворца, а тем более в личных покоях Сына Неба надлежало доверить особой категории лиц. Для этого и потребовался институт евнухов — людей «третьего пола», лишенных естества и ставших как бы тенью государя. Дворцовые нужды и охрана обеспечивались приказами, сплошь состоявшими из скопцов. Последние обслуживали императорскую семью и двор, снабжая их всем необходимым. Существовал особый «табель о рангах» для евнухов. Состоял он из 10 чинов, 5 рангов и 24 должностей. Имея свою внутридворцовую должность, евнухи как бы вводились в систему имперского чиновничества.
Служба при императорском дворе в Китае была престижной и выгодной. Удачная карьера дворцового евнуха давала близость к Сыну Неба, власть, почести и богатство. Стать таким «придворным» в период Мин стремились многие бедняки и люди среднего достатка. Служба евнухов была почетной. Для многих это был прямой путь к богатству, почету и власти. Успешная карьера кастрата могла облагодетельствовать его семью и род на ряд поколений. Многие евнухи еще до кастрации имели собственных, а после оскопления — приемных детей. Чаще всего скопцы усыновляли своих племянников, передавая им все права и привилегии наследования. Быстрый рост числа кастратов в Китае начался с середины XV столетия. Причины были разные. Бедняки, спасаясь от голода и лишений, нередко отдавали сыновей и внуков под нож хирурга еще в детском возрасте. Другие делали оскопление, дабы избежать государственной трудовой повинности. Третьи мечтали о чинах и богатстве. Четвертые не хотели работать в поте лица, но рассчитывали на спокойную и сытую жизнь…
К концу правления династии Мин при дворе насчитывалось более 10 тыс. евнухов, а всего по стране— около ста тысяч. Между тем в начале эпохи Мин наблюдалась совсем иная картина. Скопцов было мало, политического веса они не имели, и положение их было незавидным. В Китае издавна существовало довольно настороженное отношение к евнухам. С их усилением и деятельностью связывали падение династий Поздняя Хань (I-III вв.) и Тан (VII-X вв.). На это, в частности, указывал в своих поучениях потомкам и сам основатель династии Мин Чжу Юаньчжан (1368-1398), который недоброжелательно относился к евнухам и считал их только слугами. «Они могут лишь подавать вино, подметать полы, передавать приказы, но им нельзя давать никаких поручений», — писал Чжу Юаньчжан. Согласно его указу, евнухи не имели права вмешиваться в политику, не могли покидать дворец и столицу. Первый минский император, стремившийся «держать евнухов в узде», распорядился на воротах дворца укрепить медную доску с надписью: «Евнухам запрещается участвовать в государственных делах. Нарушивший это правило будет обезглавлен». Стоило скопцу заговорить о делах правления, как его выгоняли со службы при дворе. Евнухам запрещалось изучать конфуцианские каноны. Они должны были постоянно жить в Запретном городе. Для выхода из него требовалось специальное письменное разрешение…
Уже при третьем минском государе Чжу Ди (1402-1424) скопцы резко пошли в гору. Сей император совершил государственный переворот, опираясь на евнухов. Не доверяя старым сановникам своего деда, новый государь развязал скопцам руки. В его царствование евнухи добились права осуществлять дипломатическое представительство, решать вопросы войны и мира, инспектировать армию и командовать войсками на местах. Чжу Ди выдвигал евнухов в противовес штатской бюрократии и военным, рассчитывая обрести в них верную опору своего самодержавия. Именно при Чжу Ди начался быстрый количественный рост этой касты. Евнухов стали посылать военными наместниками в пограничные провинции. Им даровали одеяния князей низших степеней (гун, хоу) и ставили выше военачальников. Скопцы стали контролировать столичную гвардию, внешнюю морскую торговлю, заниматься политическим сыском и выполнять функции цензоров-контролеров. В итоге практическое решение многих вопросов после смерти Чжу Ди перешло к евнухам. Абсолютная власть Сына Неба стала плавно «перетекать» в их руки. Само собой разумеется, что политическим влиянием и властью пользовались главные евнухи, в том числе руководители дворцовых учреждений.
Чжу Юаньчжан строил госаппарат империи Мин так, чтобы в военной, бюрократической и дворцовой системах не мог появиться лидер. В начале XV в. этот принцип был отброшен. Ведущая роль при дворе перешла к Управлению церемоний, т.е. органу, находившемуся в руках евнухов. Его начальник стал главой придворных кастратов. Ему были подвластны воинские подразделения евнухов, тайная полиция и дворцовая охрана.
В 1420 г. была создана пресловутая «Восточная ограда» (Дунгуан) — орган секретной и сыскной службы евнухов. Его начальник, один из самых влиятельных среди главных евнухов, даже получил право на личную охрану. «Восточная ограда» занималась исключительно борьбой с заговорами, изменой и «коварными речами». Здесь арестованных допрашивали, пытали и держали за решеткой.
В отличие от Чжу Юаньчжана его преемники возлюбили кастратов. Императоры крайне ценили личную преданность своих скопцов. Сыны Неба питали пристрастие к кастратам по ряду причин. Во-первых, скопцы не были обременены семейными заботами. Во-вторых, не являлись ставленниками знати. В-третьих, целиком зависели от монарха и не могли ему противостоять. В-четвертых, всегда находились при государе и лучше всего подходили для выполнения срочных и специфических поручений. В-пятых, императоры долгое время считали евнухов всего лишь послушными проводниками своей воли и не предполагали, что именно они фактически узурпируют власть монарха…
Установлению господства евнухов способствовали личные качества императоров, сидевших на «драконовом троне» после Чжу Ди. Это была вереница тупых посредственностей, жестоких самодуров, безмолвных ничтожеств, самовлюбленных жуиров. Всех их объединяли лень и отвращение к государственным делам. Думая лишь о развлечениях и наслаждениях, эти по сути номинальные государи отдали управление страной на откуп придворным кастратам. Свое безделье Сыны Неба — преемники Чжу Юаньчжана и Чжу Ди считали высочайшей привилегией, стараясь не слушать и не говорить о делах. Так, император Цзяньшэнь (1464-1487) за 23 года своего царствования лишь один раз принял сановника, да и то с чисто ритуальным визитом. Хоучжао (1505-1521) за 16 лет правления ни разу не принимал своих сановников. Хоуцун (1521-1566) и Ицзюнь (1572-1620) по двадцать с лишним лет не прикасались к государственным делам. Их августейшее время было слишком «драгоценно», а их дух — слишком «возвышенным», чтобы заниматься низменными и скучными административными вопросами. Зато на свои прихоти Сыны Неба не жалели ни времени, ни денег. Гаремные утехи, изысканные трапезы, обильные возлияния и пышные церемонии занимали их почти целиком. В остальное время один император увлекался охотой, другой — столярным делом, третий азартно играл в ножной мяч — прообраз футбола. Этим всемерно пользовались евнухи. Кастраты «освобождали» столь «занятых» Сынов Неба от «утомительных» повседневных забот правления и решали все дела за государей. По такому молчаливому и добровольному «соглашению» реальная власть «перетекла» от императоров и семейства Чжу к особой касте кастратов. Во главе империи Мин оказался «третий пол», реализовавший монархическую власть. Сложилась ситуация, когда «свита правит королем» и «хвост вертит собакой». Так из обслуживающего персонала в стенах дворца эта каста превратилась во властную структуру и руководящую силу в масштабах всего Китая. …
С властью евнухов связаны многие трагические страницы в истории империи Мин. Особенно жестоким было самовластное правление Вэй Чжунсяня. Вокруг него сложилась мощная клика евнухов. Именно она разгромила движение реформаторов Дунлинь. Свора кастратов сотнями выгоняла со службы и казнила непокорных сановников и чиновников. Ограбление и угнетение народа достигло наивысшего предела. Деспотизм Вэй Чжунсяня и его клики привел к обострению кризиса в империи и ускорил гибель династии Мин. Когда крестьянская армия 26 апреля 1644г. победоносно вступила в Пекин, десять тысяч евнухов бежали из Запретного города. С императором Юцзянем остался лишь один кастрат. Символично, что вдвоем они и повесились на кривом стволе ясеня, сделав из своих поясов петли. Правящая клика скопцов перебралась в Нанкин — Южную столицу и создала здесь свое правительство во главе с главным евнухом Ма Шиином. Завоевывая Китай, маньчжурская армия 22 июня 1645 г. подошла к Нанкину, и Ма Шиин со своим окружением бежал на юг. Так рухнула империя Мин — царство евнухов.

Источник: Бокщанин А.А. Лики Срединного царства : Занимательные и познавательные сюжеты средневековой истории Китая / А.А. Бокщанин, О.Е. Непомнин ; Ин-т востоковедения. — М.: Вост. лит., 2002. — 430 с.
Tags: Китай, евнух, история
Subscribe

  • ВЕРА ЗАРОЖДАЕТСЯ в КРИЗИСЕ

    Кризис веры может казаться огромным духовным препятствием, но часто он становится самым большим шагом вперед . Библия - серьезная книга. Это…

  • ТОТАЛИТАРИЗМ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ БИБЛИИ

    Вызовы зла Сведущий читатель, хорошо знакомый с содержанием Священного Писания, воспримет тему «Библия о тоталитарности», скорее…

  • НАГРАДА за ВНИМАНИЕ

    Псалом 118:17-24 « Яви милость рабу Твоему, и буду жить и хранить слово Твое. 18 Открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего. 19…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments